Что такое хокку и как его составлять. Японские стихи: как научиться писать хайку? Что такое хокку

Японские стихи хокку о жизни на русском языке тайный смысл

Что такое хокку и как его составлять. Японские стихи: как научиться писать хайку? Что такое хокку

Первые японские стихи, позднее получившие название хайку, появились еще в XIV веке. Сначала они были частью другой поэтической формы, но выделились в самостоятельный жанр благодаря творческой деятельности знаменитого поэта Мацуо Басе, которого японская поэзия признает как лучшего мастера японских трехстиший. А как научиться писать собственные стихи в классическом японском стиле, вы узнаете далее.

Что такое хайку?

Хайку представляет собой традиционную японскую стихотворную форму, состоящую из трех силлабических блоков, первый и третий из которых содержат по пять слогов, а второй — семь, то есть в целом эти японские стихи состоят из семнадцати слогов. Иначе их структуру можно записать как 5-7-5. При силлабическом стихосложении ударения не важны, рифма также отсутствует — имеет значение только количество слогов.

В оригинале японские хайку записываются одной строкой (одним столбцом из иероглифов). Но в переводе на русский и другие языки, как правило, европейские, было принято записывать данные японские стихи в виде трех строчек, каждая из которых соответствует отдельному силлабическому блоку, то есть первая строка трехстишия состоит из пяти слогов, вторая — из семи, третья — из пяти.

По смысловому содержанию японские стихи с помощью различных средств изображают природные явления и образы, неразрывно связанные с человеческой жизнью, подчеркивая единство природы и человека.

Чем хайку отличается от хокку?

Наверное, вас могло привести в замешательство то, что некоторые японские стихи также называют хокку, но для этой путаницы существует свое объяснение.

Изначально словом «хокку» обозначали первую строфу Рэнга — одного из множества жанров, которые насчитывает старинная японская поэзия. Его можно было назвать поэтическим диалогом, или даже полилогом, поскольку очень часто его писали два поэта или больше. Буквально рэнга означает «нанизывание строф».

Первая строфа рэнги пишется из семнадцати слогов по схеме 5-7-5 — это и есть хокку. Затем идет вторая строфа из четырнадцати слогов — 7-7. Третья и четвертая строфы, а также все последующие повторяют этот шаблон, то есть схема рэнги выглядит как 5-7-5-7-7-5-7-5-7-7-…5-7-5-7-7. Количество строф принципиально не ограничивается.

Если выделить из рэнги первую и вторую строфы (5-7-5-7-7), то получим еще одну популярную поэтическую форму, в которой до сих пор пишут японские стихи — она состоит из тридцати одного слога и называется танка. В переводах на европейские языки танка записывают в виде пятистишия.

Позднее хокку выделилось в самостоятельный жанр, поскольку японские поэты стали писать эти стихи вне рамок рэнги. А чтобы различать самостоятельные японские трехстишия и самую первую строфу рэнги, в XXI веке японский поэт Масаока Сики предложил использовать для первых термин «хайку». Именно так подобные трехстишия и называют теперь сами японцы.

Японские трехстишия: формальные элементы

Как мы уже выяснили, если записать оригинальные японские хайку, как трехстишия, то в каждой строке будет представлен один силлабический блок, по пять, семь и пять слогов соответственно. В русском языке неукоснительно соблюдать это правило не представляется возможным, потому что длина слов здесь отличается от длины слов в японском.

Поэтому было решено, что русские стихи по структуре могут отличаться от схемы 5-7-5, но длина каждой строки не должна превышать десять слогов, а одна из строк должна быть длиннее, чем все остальные.

Важным элементом являются Киго — так называемые сезонные слова. Их функция заключается в том, чтобы обозначить время года или период времени, в момент которого происходит действие, описанное в стихотворении. Такое слово либо прямо называет сезон года, например, «летнее утро», либо обозначает связанное с этим сезоном событие, по которому читатель сразу может догадаться, какой период времени изображается в стихотворении.

В японском языке существуют свои киго, указывающие на природные и культурные достопримечательности Японии, а у нас такими словами могут быть, например, «первые подснежники» — это весна, «первый звонок» — осень, первое сентября и т. д.

Вторая составляющая, которая характеризует японские стихи — Кирэдзи , или так называемое режущее слово. Аналогов ему в других языках попросту не существует, поэтому при переводе стихов на русский язык или при написании оригинальных русских трехстиший режущие слова заменяют знаками препинания, выражая их с помощью интонации. Кроме того, все подобные японские трехстишия можно писать со строчной буквы.

Для японских стихотворений характерно понятие двухчастности — деление стихотворения на две части, по двенадцать и пять слогов. В хайку на русском языке тоже нужно соблюдать двухчастность: не писать стихи тремя законченными предложениями, равно как и не записывать их в виде одного предложения. И первая, и вторая части трехстишия должны описывать разное, но быть взаимосвязанными по смыслу между собой.

Пишем японские стихи правильно: основные принципы хайку

    Сочинение хайку довольно сильно отличается от написания классических рифмованных стихов. Чтобы писать стихи в японском стиле, нужно научиться использовать минимальное количество слов, но наполненных необходимым смыслом, и отсекать все лишнее. Важно не допускать повторы, тавтологию и однокоренные слова, если возможно. Уметь сказать многое через малое — главный принцип написания японских трехстиший.

    Научитесь передавать смысл, не описывая его буквально. Автор имеет право на недосказанность: его задача — вызвать у читателей определенные чувства и ощущения, а не подробно разжевать их. Читателям нужно самостоятельно домыслить и понять заложенное автором содержание. Но при этом данное содержание должно быть легко доступным для понимания, читатель не должен часами сидеть и разгадывать одно-единственное трехстишие.

    Японские хайку не терпят пафоса и надуманности. Искусство составления трехстиший основывается на искренности, поэтому не сочиняйте того, чего не может произойти на самом деле. Подобная японская поэзия должна быть понятна всем, поэтому не употребляйте при написании сленговые слова и выражения.
    Следует писать хайку лишь в форме настоящего времени, поскольку данные японские стихи изображают только те события, которые только что произошли и были увидены, услышаны или прочувствованы автором.

    Японская поэзия богаче омонимами, чем русская, но и при написании русских трехстиший не стоит упускать возможности использовать игру слов.
    Прием, который часто используют японские поэты — это сравнение различных явлений и объектов. Главным условием является использование таких сравнений, которые случаются сами собой и которые не нужно подкреплять сравнительными словами и союзами «как будто», «подобно» и т. д.

Надеемся, что наши советы помогут вам овладеть мастерством сочинения хайку. А сейчас предлагаем вам поучиться у лучших и посмотреть следующее видео, где рассматривается японская поэзия, в частности, такие известные японские поэты, как Мацуо Басе, Кобаяси Исса, Еса Бусон и многие другие.

Хокку является одним из самых известных и наиболее распространенных жанров японской поэзии. Правда, смысл коротких трехстрочных стихов постичь под силу далеко не каждому, так как в них заключена глубинная связь природы и человека. Оценить, насколько эти стихи прекрасны и возвышенны, могут лишь очень чувственные и утонченные натуры, которым, к тому же, свойственна наблюдательность. Ведь хокку – это всего лишь одно мгновение жизни, запечатленное в словах. И если человек никогда не обращал внимания на восход солнца, шум прибоя или же ночную песню сверчка, то проникнуться красотой и лаконичностью хокку ему будет весьма сложно.

Аналогов стихам хокку нет ни в одной поэзии мира. Объясняется это тем, что у японцев особое мировоззрение, весьма аутентичная и самобытная культура, иные принципы воспитания. По своей натуре представители этой нации – философы и созерцатели. В моменты наивысшего подъема у таких людей рождаются стихи, известные во всем мире, как хокку.

Принцип их создания достаточно прост и, в то же время, сложен. Стихотворение состоит из трех коротких строчек , первая из которых содержит исходную информацию о месте, времени и сути события. В свою очередь, вторая строка раскрывает смысл первой, наполняя мгновение особым очарованием. Третья же строка представляет собой выводы, которые очень часто отражают отношение автора к происходящему, поэтому могут быть весьма неожиданными и оригинальными. Таким образом, первые две строчки стихотворения носят описательный характер, а последняя передает ощущения, которые навеяло на человека то, что он увидел.

В японской поэзии существуют довольно жесткие правила написания хокку, которые основаны на таких принципах, как ритм, техника дыхания и особенности языка. Так, подлинные японские хокку создаются по принципу 5-7-5. Это означает, что в первой и последней строчке должно быть ровно по пять слогов, а во второй – семь. Кроме этого, все стихотворение должно состоять из 17 слов. Естественно, что соблюсти эти правила могут лишь люди, которые не только обладают богатым воображением и лишенным условностей внутренним миром, но и великолепным литературным слогом, а также умением емко и красочно излагать свои мысли.

Стоит отметить, что Правило 5-7-5 не распространяется на стихи хокку, если они создаются на других языках . Связано это, в первую очередь, с лингвистическими особенностями японской речи, ее ритмом и певучестью. Поэтому хокку, написанные на русском языке, могут содержать в каждой строчке произвольное количество слогов. То же самое касается и количества слов. Неизменным остается лишь трехстрочная форма стихотворения, в котором отсутствует рифма, но при этом фразы строятся таким образом, что создают особый ритм, передавая слушателю некий импульс, заставляющий человека мысленно нарисовать картинно того, что он услышал.

Существует еще одно правило хокку , которого, впрочем, авторы придерживаются по собственному усмотрению. Оно заключается в контрастности фраз, когда живое соседствует с мертвым, а сила природы противостоит умению человека. Однако стоит отметить, что контрастные хокку обладают гораздо большей образностью и притягательностью, создавая в воображении читателя либо слушателя причудливые картины мироздания.

Написание хокку не требует целенаправленных усилий и концентрации внимания. Процесс написания подобных стихов происходит не по воле сознания, а продиктован нашим подсознанием. Только мимолетные фразы, навеянные увиденным, могут в полной мере соответствовать концепции хокку и претендовать на звание литературных шедевров.

Хокку (хайку) — это вид японской поэзии. Оригинальное японское трехстишие состоит из 17 слогов, которые записывают в один столбец. Самым известным автором хокку является Мацуо Басё. Впрочем, уже у него встречаются отступления от нормы слогового состава. Особыми разделительными словами — кирэдзи (яп. кирэдзи — «режущее слово») — текст хайку делится в отношении 2:1 — либо на пятом слоге, либо на двенадцатом.

Слово «хокку» первоначально означало начальную строфу другой японской поэтической формы — рэнга (яп. рэнга — «нанизывание строф»). С начала периода Эдо (XVII век) хокку стали рассматриваться и как самостоятельные произведения. Термин «хайку» предложил поэт и критик Масаока Шики в конце XIX века для различения этих форм. Генетически восходит к первой полустрофе танка (хокку буквально — начальные стихи), от которого отличается простотой поэтического языка, отказом от прежних канонических правил.

В своём становлении хайку прошло несколько этапов. Поэты Аракида Моритакэ (1465-1549) и Ямадзаки Сокан (1465-1553) представляли себе хокку как миниатюру чисто комического жанра (такие миниатюры впоследствии получили название сенрю. Заслуга превращения хокку в ведущий лирический жанр принадлежит Мацуо Басё (1644-1694); основным содержанием хокку стала пейзажная лирика. С именем Ёса Бусона (1716-1783) связано расширение тематики хокку. Параллельно в XVIII веке развиваются комические миниатюры, выделившиеся в самостоятельный сатирико-юмористический жанр сэнрю (яп. сэнрю ­ — «речная ива»). В конце XVIII — начале XIX веков Кобаяши Исса ввел в хайку гражданские мотивы, демократизировал тематику жанра.

В конце XIX — начале XX веков Масаока Шики приложил к хокку заимствованный из живописи метод сясэй (яп. сясэй? — «зарисовки с натуры»), способствовавший развитию реализма в жанре хайку.

Как понять хокку

При переводе хайку на западные языки традиционно — с самого начала XX века — местом возможного появления кирэдзи соответствует разрыв строки, так что хайку представляет собой трёхстишие слоговой структуры 5-7-5.

В 1970-е годы американский переводчик хайку Хироаки Сато предложил в качестве более адекватного решения записывать переводы хайку как моностихи; вслед за ним канадский поэт и теоретик Кларенс Мацуо-Аллар заявил, что и оригинальные хайку, создаваемые на западных языках, должны быть однострочными.

Встречаются — среди переводных и оригинальных хайку — и двустрочные тексты, тяготеющие к слоговой пропорции 2:1. Что касается слогового состава хайку, то к настоящему времени и среди переводчиков хайку, и среди авторов оригинальных хайку на разных языках сторонники соблюдения 17-сложности (и/или схемы 5-7-5) остались в меньшинстве.

По общему мнению большинства теоретиков, единая слоговая мера для хайку на разных языках невозможна, потому что языки значительно отличаются друг от друга средней длиной слов и, следовательно, информационной ёмкостью одинакового количества слогов. Так, в английском языке 17-ти слогам японского текста в среднем соответствуют по информационной ёмкости 12-13 слогов, а в русском, напротив, около 20-ти. Поскольку жанр — это формально-содержательное единство, для хайку важны отличающие его смысловые характеристики. Классические хайку обязательно строятся на соотнесении человека (его внутреннего мира, биографии и т. п.) с природой; при этом природа должна быть определена относительно времени года — для этого в качестве обязательного элемента текста используется киго (яп. киго — «сезонное слово»).

Чаще всего повествование ведётся в настоящем времени: автор представляет свои переживания. В сборниках хокку каждое стихотворение часто печатается на отдельной странице. Это делается для того, чтобы читатель мог вдумчиво, не торопясь, проникнуться атмосферой стихотворения.

Чтобы правильно понять хокку нужно вчитываться в каждое слово, представляя его. Для японцев в каждом явлении природы скрыт тайный смысл на уровне ассоциаций. Например, часто авторы упоминают сакуру. Это цветущая вишня. Растение, полностью покрытое белыми цветами представляется чем-то молодым, навинным и первозданным. Подобные образы придают хокку атмосферу таинственности и недосказанности.

Недаром европейцы считают, что хокку пробуждает зависть: сколько западных читателей мечтали так прогуливаться по жизни с блокнотиком в руке, отмечая здесь и там некие «впечатления», краткость которых была бы гарантией совершенства, а простота — критерием глубины (и все благодаря мифу, состоящему из двух частей, одна из которых — классическая — делает лаконизм измерением искусства, другая — романтическая — в импровизации усматривает правдивость). Будучи абсолютно понятным, хокку при этом ничего не сообщает, и именно благодаря этому двойному условию оно, кажется, преподносит себя смыслу с услужливостью воспитанного хозяина, который предлагает вам чувствовать себя у него как дома, принимая вас со всеми вашими привязанностями, ценностями и символами; это «отсутствие» хокку (в том смысле, какой имеется в виду, когда говорят об отвлеченном сознании, а не об уехавшем хозяине) чревато соблазном и падением — одним словом, сильным вожделением смысла.

Ворон сидит одиноко.

Перед грозой неземного цвета.

Где ты, Вселенная?

Днем суета. Ночью тусклые звезды.

Хокку является одним из самых известных и наиболее распространенных жанров японской поэзии. Правда, смысл коротких трехстрочных стихов постичь под силу далеко не каждому, так как в них заключена глубинная связь природы и человека. Оценить, насколько эти стихи прекрасны и возвышенны, могут лишь очень чувственные и утонченные натуры, которым, к тому же, свойственна наблюдательность. Ведь хокку – это всего лишь одно мгновение жизни, запечатленное в словах. И если человек никогда не обращал внимания на восход солнца, шум прибоя или же ночную песню сверчка, то проникнуться красотой и лаконичностью хокку ему будет весьма сложно.

Аналогов стихам хокку нет ни в одной поэзии мира. Объясняется это тем, что у японцев особое мировоззрение, весьма аутентичная и самобытная культура, иные принципы воспитания. По своей натуре представители этой нации – философы и созерцатели. В моменты наивысшего подъема у таких людей рождаются стихи, известные во всем мире, как хокку.

Принцип их создания достаточно прост и, в то же время, сложен. Стихотворение состоит из трех коротких строчек , первая из которых содержит исходную информацию о месте, времени и сути события. В свою очередь, вторая строка раскрывает смысл первой, наполняя мгновение особым очарованием. Третья же строка представляет собой выводы, которые очень часто отражают отношение автора к происходящему, поэтому могут быть весьма неожиданными и оригинальными. Таким образом, первые две строчки стихотворения носят описательный характер, а последняя передает ощущения, которые навеяло на человека то, что он увидел.

В японской поэзии существуют довольно жесткие правила написания хокку, которые основаны на таких принципах, как ритм, техника дыхания и особенности языка. Так, подлинные японские хокку создаются по принципу 5-7-5. Это означает, что в первой и последней строчке должно быть ровно по пять слогов, а во второй – семь. Кроме этого, все стихотворение должно состоять из 17 слов. Естественно, что соблюсти эти правила могут лишь люди, которые не только обладают богатым воображением и лишенным условностей внутренним миром, но и великолепным литературным слогом, а также умением емко и красочно излагать свои мысли.

Стоит отметить, что Правило 5-7-5 не распространяется на стихи хокку, если они создаются на других языках . Связано это, в первую очередь, с лингвистическими особенностями японской речи, ее ритмом и певучестью. Поэтому хокку, написанные на русском языке, могут содержать в каждой строчке произвольное количество слогов. То же самое касается и количества слов. Неизменным остается лишь трехстрочная форма стихотворения, в котором отсутствует рифма, но при этом фразы строятся таким образом, что создают особый ритм, передавая слушателю некий импульс, заставляющий человека мысленно нарисовать картинно того, что он услышал.

Существует еще одно правило хокку , которого, впрочем, авторы придерживаются по собственному усмотрению. Оно заключается в контрастности фраз, когда живое соседствует с мертвым, а сила природы противостоит умению человека. Однако стоит отметить, что контрастные хокку обладают гораздо большей образностью и притягательностью, создавая в воображении читателя либо слушателя причудливые картины мироздания.

Написание хокку не требует целенаправленных усилий и концентрации внимания. Процесс написания подобных стихов происходит не по воле сознания, а продиктован нашим подсознанием. Только мимолетные фразы, навеянные увиденным, могут в полной мере соответствовать концепции хокку и претендовать на звание литературных шедевров.

Нет больших чудовищ, нежели Герои.

Для всех, кто думает, что «он написал хокку»..

Помимо пресловутого 5-7-5 хокку прежде всего — это момент жизни. это «здесь и сейчас». И это «здесь и сейчас» намного важнее 5-7-5.
Зарождение жанра в мире, где постижение самости достигается путем отречения от нее, обретение индивидуальности — через приобщение к однородной внешней атрибутике, а обретение свободы — путем аскетизма и самоограничения, привело к тому, что через скупость слов автор сообщает только то, что действительно есть, вышелушивая лишние слова, и оставляя только то, что необходимо. В хокку исключается «я», восприятие реальности через хокку сводится к восприятию момента и действия, происходящего непосредственно перед нами, и читатель наполняет собственной точкой зрения и фантазией каркас из времени, действия и окружающей действительности. Таким образом читатель становится со-творцом автора. А автор — со-творцом того, кто сотворил вселенную, наблюдая момент ее проявления. «Я» в хокку присутствует лишь как еще один кусочек вселенной, как птица или ветер, свет солнца или плеск волны. Как явление, а не как трансформирующий реальность призмой своего восприятия самовлюбленный эгоцентрик. Читая хокку, мы видим то, что есть, то, чему стал свидетелем автор, а не то, что он хотел сказать по этому поводу, не то, как он это понял или почувствовал. Мы сами — чувствуем и видим то, что видел он. И наши чувства не обязаны быть такими же, как в тот момент у автора. Потому что он не навязывает нам свое восприятие, но предлагает воспринять самим, разделить с ним этот момент.

Хокку является одним из самых известных и наиболее распространенных жанров японской поэзии. Правда, смысл коротких трехстрочных стихов постичь под силу далеко не каждому, так как в них заключена глубинная связь природы и человека. Оценить, насколько эти стихи прекрасны и возвышенны, могут лишь очень чувственные и утонченные натуры, которым, к тому же, свойственна наблюдательность. Ведь хокку – это всего лишь одно мгновение жизни, запечатленное в словах. И если человек никогда не обращал внимания на восход солнца, шум прибоя или же ночную песню сверчка, то проникнуться красотой и лаконичностью хокку ему будет весьма сложно.

Аналогов стихам хокку нет ни в одной поэзии мира. Объясняется это тем, что у японцев особое мировоззрение, весьма аутентичная и самобытная культура, иные принципы воспитания. По своей натуре представители этой нации – философы и созерцатели. В моменты наивысшего подъема у таких людей рождаются стихи, известные во всем мире, как хокку.

Принцип их создания достаточно прост и, в то же время, сложен. Стихотворение состоит из трех коротких строчек, первая из которых содержит исходную информацию о месте, времени и сути события. В свою очередь, вторая строка раскрывает смысл первой, наполняя мгновение особым очарованием. Третья же строка представляет собой выводы, которые очень часто отражают отношение автора к происходящему, поэтому могут быть весьма неожиданными и оригинальными. Таким образом, первые две строчки стихотворения носят описательный характер, а последняя передает ощущения, которые навеяло на человека то, что он увидел.

В японской поэзии существуют довольно жесткие правила написания хокку, которые основаны на таких принципах, как ритм, техника дыхания и особенности языка. Так, подлинные японские хокку создаются по принципу 5-7-5. Это означает, что в первой и последней строчке должно быть ровно по пять слогов, а во второй – семь. Кроме этого, все стихотворение должно состоять из 17 слов. Естественно, что соблюсти эти правила могут лишь люди, которые не только обладают богатым воображением и лишенным условностей внутренним миром, но и великолепным литературным слогом, а также умением емко и красочно излагать свои мысли.

Стоит отметить, что правило 5-7-5 не распространяется на стихи хокку, если они создаются на других языках. Связано это, в первую очередь, с лингвистическими особенностями японской речи, ее ритмом и певучестью. Поэтому хокку, написанные на русском языке, могут содержать в каждой строчке произвольное количество слогов. То же самое касается и количества слов. Неизменным остается лишь трехстрочная форма стихотворения, в котором отсутствует рифма, но при этом фразы строятся таким образом, что создают особый ритм, передавая слушателю некий импульс, заставляющий человека мысленно нарисовать картинно того, что он услышал.

Существует еще одно правило хокку, которого, впрочем, авторы придерживаются по собственному усмотрению. Оно заключается в контрастности фраз, когда живое соседствует с мертвым, а сила природы противостоит умению человека. Однако стоит отметить, что контрастные хокку обладают гораздо большей образностью и притягательностью, создавая в воображении читателя либо слушателя причудливые картины мироздания.

Написание хокку не требует целенаправленных усилий и концентрации внимания. Процесс написания подобных стихов происходит не по воле сознания, а продиктован нашим подсознанием. Только мимолетные фразы, навеянные увиденным, могут в полной мере соответствовать концепции хокку и претендовать на звание литературных шедевров.
Pishi-stihi. ru/pravila-napisaniya-hokku. html

Один из самых известных жанров японской поэзии — Хокку, постичь их тайный смысл написания способен не каждый. Мы постараемся объяснить основные принципы написания хокку, они обычно состоят из трехстрочного изречения. В японской истории Хокку олицетворяет вечную неразрывную связь человека и природы. Существуют правила написания хокку, которые невозможно нарушить. Первая строка должна состоять из пяти слогов, вторая из семи, третья, как и первая – из пяти. Всего же хокку должно состоять из 17 слогов.

Однако в русском языке стилистика текста соблюдается редко. Соблюдения этого правила не важно, помните, что русские и японский языки различны, в японском и русском языке разное произношение, ритмический рисунок слов, тембр, рифма и ритм, а значит и написание хокку на русском будет очень сильно отличаться от их написания на японском языке.

Хокку самый уникальный жанр в поэзии всех народов, он несет в себе всего одно мгновение. Первая строка предоставляет начальную информацию, позволяет представить, о чем пойдет речь дальше, вторая раскрывает смысл первой, а вот третья придает стихотворению особый колорит, третья же строка является неожиданным выводом всего произведения.

Кладбищенский забор
Не может больше сдерживать
Напора тюльпанов!

Здесь чувствуется контраст мертвого и живого. Самое интересное, что мысль стихотворения не высказывается напрямую, а выбирает извилистые дороги. Именно это придает хокку ощущение картины, которую мы видим перед глазами. Существует несколько проблем, с которыми можно столкнуться при написании хокку. Первая – отсутствие контраста, вторая огромное насыщение словами, частое повторение похожих схем и вопросов, и самая распространенная – концентрация на себе.

Ветер сдул мою шапку —
Я бросился следом
По улице.

Это легко исправить, заменив некоторые слова и местоимения:

Мартовский ветер —
По улице катится
Моя шапка.

Каждый может задаться вопросом: а для чего вообще нужны хокку? Хокку развивают неординарное мышление, помогут разобраться в начальных азах поэзии. Тем более хокку используется в психотерапии. Уже давно психотерапевты узнают о том, что творится в душе человека. С помощью этих замысловатых стихов можно многое рассказать как о подсознании, так и проблемах человека, можно узнать, как человек воспринимает окружающий мир. Сочиняя хокку можно за пределы реальности, расслабиться и морально отдохнуть. Самое главное чтобы написать стихотворение хокку не нужно долго думать, стихи льются из вашего подсознания, возникают они мимолетно. Иногда они настолько быстро возникают, что каждая написанная вами строка является практически шедевром искусства. Главное открыть душу и запустить в нее порывы вдохновения…

Японская поэзия всегда тяготела к краткости.

Для понимания хокку важно познакомиться с особенностями образа жизни японцев, их философского восприятия мира.

Время рождения хокку совпало в Японии со временем необычайного расцвета дзен-буддизма (17 век), который веком раньше получил статус государственной религии. И это совпадение не случайно: дзен и хокку связаны неразрывно.

Цель практики Дзен — САТОРИ — озарение, просветление, достижение — это означало, что истина доступна человеку здесь и сейчас, надо только суметь ее увидеть.

Но каждому озарению предшествовали годы ослушания. Поэзия, созданная духом Дзен, лишь часть ежедневной практики, результат которой — полная гармония с окружающим миром.

В конце первого тысячелетия ведущим жанром в японской поэзии стала ТАНКА, что значит «короткая песня». В танке воспевали все достойные внимания события — цветение сакуры, свидание с любимой, расставание с ней же и даже назначение на должность. Последние две строки танки — АГАКУ — отделялись паузой от первых трех — хокку, что означает «начальный стих».

Хокку писали и как отдельный жанр. Впоследствии за хокку закрепилось и другое имя — «хайку», что означает «комические стихи» (первоначально трехстишия носили шуточный характер).

Позднее хокку стали преимущественно лирическими стихотворениями о природе.

Существуют правила написания хокку:

1. Каждое хокку имеет три строки.

2. В первой и третьей строке по 5 слогов, в средней — 7 слогов.

3. Хокку строится вокруг КИТО — слов, указывающих на время года.

4. Части композиции связываются мимолетным переживанием.

Хокку стало возможностью выразить свое душевное состояние или впечатление. На первое место выдвинулась тема САБИ — просветленного одиночества, покоя, отрешенности от мира суетного бытия, размышления о бренности мира, превратностях судьбы, а так же пейзажная лирика.

Поэзия, чайная церемония и воинское искусство — все росло из одной сердцевины — невозмутимости духа, дзенской отрешенности, оборотной стороной которой было пристальное внимание к миру, способность видеть «вечность в чашечке цветка». Умение восхищаться красотой бренного мира облагораживало каждое мгновение существования, вплоть до последнего мига. Недаром у самураев был распространен обычай слагать перед смертью прощальное стихотворение.

Катаока Такафуса сложил, уходя на смерть, строки:

Легче гусиного пуха

Признанный классик японской поэзии 17 века — Мацуэ Басе.

Как же это, друзья?

Человек глядит на вишни в цвету,

А на поясе длинный меч!

Как разлилась река!

Цапля бредет на коротких ножках —

По колено в воде…

Снова встают с земли,

Тусклея во мгле, хризантемы,

Прибитые сильным ветром.

О, сколько их на полях!

Но каждый цветет по-своему, —

В этом высший подвиг цветка!

Отчего я так сильно

Этой осенью старость почуял?

Где, на каком они дереве,

Эти цветы — не знаю,

Но ароматом повеяло.

Дзен-буддистская философия полагала, что человек рождается чистым, свободным от условностей и лишь в течение жизни этими условностями «замутняется». Общение с красотой очищает — верили японцы еще в древности. А красоту можно найти во всем, что окружает — это индивидуально для каждого.

Красота способствует чувствованию.

Хокку — способ самопознания и самовыражения. Это творческое состояние — БЫТЬ.

Что такое хокку и как его составлять. Японские стихи: как научиться писать хайку? Что такое хокку

Первые японские стихи, позднее получившие название хайку, появились еще в XIV веке. Сначала они были частью другой поэтической формы, но выделились в самостоятельный жанр благодаря творческой деятельности знаменитого поэта Мацуо Басе, которого японская поэзия признает как лучшего мастера японских трехстиший. А как научиться писать собственные стихи в классическом японском стиле, вы узнаете далее.

Хайку представляет собой традиционную японскую стихотворную форму, состоящую из трех силлабических блоков, первый и третий из которых содержат по пять слогов, а второй — семь, то есть в целом эти японские стихи состоят из семнадцати слогов. Иначе их структуру можно записать как 5-7-5. При силлабическом стихосложении ударения не важны, рифма также отсутствует — имеет значение только количество слогов.

В оригинале японские хайку записываются одной строкой (одним столбцом из иероглифов). Но в переводе на русский и другие языки, как правило, европейские, было принято записывать данные японские стихи в виде трех строчек, каждая из которых соответствует отдельному силлабическому блоку, то есть первая строка трехстишия состоит из пяти слогов, вторая — из семи, третья — из пяти.

По смысловому содержанию японские стихи с помощью различных средств изображают природные явления и образы, неразрывно связанные с человеческой жизнью, подчеркивая единство природы и человека.

Мартовский ветер — По улице катится Моя шапка.

Draftee. ru

09.10.2018 3:08:06

2018-10-09 03:08:06

Источники:

Https://draftee. ru/chto-takoe-hokku-i-kak-ego-sostavlyat-yaponskie-stihi-kak-nauchitsya-pisat/

Хокку и их смысл. Японское хокку. Японское хокку о природе. Стихи хокку. На сельской дороге » /> » /> .keyword { color: red; } Японские стихи хокку о жизни на русском языке тайный смысл

Помощь по Теле2, тарифы, вопросы

Помощь по Теле2, тарифы, вопросы

Хокку и их смысл. Японское хокку. Японское хокку о природе. Стихи хокку. На сельской дороге

Хокку (хайку) — это вид японской поэзии. Оригинальное японское трехстишие состоит из 17 слогов, которые записывают в один столбец. Самым известным автором хокку является Мацуо Басё. Впрочем, уже у него встречаются отступления от нормы слогового состава. Особыми разделительными словами — кирэдзи (яп. кирэдзи — «режущее слово») — текст хайку делится в отношении 2:1 — либо на пятом слоге, либо на двенадцатом.

Слово «хокку» первоначально означало начальную строфу другой японской поэтической формы — рэнга (яп. рэнга — «нанизывание строф»). С начала периода Эдо (XVII век) хокку стали рассматриваться и как самостоятельные произведения. Термин «хайку» предложил поэт и критик Масаока Шики в конце XIX века для различения этих форм. Генетически восходит к первой полустрофе танка (хокку буквально — начальные стихи), от которого отличается простотой поэтического языка, отказом от прежних канонических правил.

В своём становлении хайку прошло несколько этапов. Поэты Аракида Моритакэ (1465-1549) и Ямадзаки Сокан (1465-1553) представляли себе хокку как миниатюру чисто комического жанра (такие миниатюры впоследствии получили название сенрю. Заслуга превращения хокку в ведущий лирический жанр принадлежит Мацуо Басё (1644-1694); основным содержанием хокку стала пейзажная лирика. С именем Ёса Бусона (1716-1783) связано расширение тематики хокку. Параллельно в XVIII веке развиваются комические миниатюры, выделившиеся в самостоятельный сатирико-юмористический жанр сэнрю (яп. сэнрю ­ — «речная ива»). В конце XVIII — начале XIX веков Кобаяши Исса ввел в хайку гражданские мотивы, демократизировал тематику жанра.

В конце XIX — начале XX веков Масаока Шики приложил к хокку заимствованный из живописи метод сясэй (яп. сясэй? — «зарисовки с натуры»), способствовавший развитию реализма в жанре хайку.

Как понять хокку

При переводе хайку на западные языки традиционно — с самого начала XX века — местом возможного появления кирэдзи соответствует разрыв строки, так что хайку представляет собой трёхстишие слоговой структуры 5-7-5.

В 1970-е годы американский переводчик хайку Хироаки Сато предложил в качестве более адекватного решения записывать переводы хайку как моностихи; вслед за ним канадский поэт и теоретик Кларенс Мацуо-Аллар заявил, что и оригинальные хайку, создаваемые на западных языках, должны быть однострочными.

Встречаются — среди переводных и оригинальных хайку — и двустрочные тексты, тяготеющие к слоговой пропорции 2:1. Что касается слогового состава хайку, то к настоящему времени и среди переводчиков хайку, и среди авторов оригинальных хайку на разных языках сторонники соблюдения 17-сложности (и/или схемы 5-7-5) остались в меньшинстве.

По общему мнению большинства теоретиков, единая слоговая мера для хайку на разных языках невозможна, потому что языки значительно отличаются друг от друга средней длиной слов и, следовательно, информационной ёмкостью одинакового количества слогов. Так, в английском языке 17-ти слогам японского текста в среднем соответствуют по информационной ёмкости 12-13 слогов, а в русском, напротив, около 20-ти. Поскольку жанр — это формально-содержательное единство, для хайку важны отличающие его смысловые характеристики. Классические хайку обязательно строятся на соотнесении человека (его внутреннего мира, биографии и т. п.) с природой; при этом природа должна быть определена относительно времени года — для этого в качестве обязательного элемента текста используется киго (яп. киго — «сезонное слово»).

Чаще всего повествование ведётся в настоящем времени: автор представляет свои переживания. В сборниках хокку каждое стихотворение часто печатается на отдельной странице. Это делается для того, чтобы читатель мог вдумчиво, не торопясь, проникнуться атмосферой стихотворения.

Чтобы правильно понять хокку нужно вчитываться в каждое слово, представляя его. Для японцев в каждом явлении природы скрыт тайный смысл на уровне ассоциаций. Например, часто авторы упоминают сакуру. Это цветущая вишня. Растение, полностью покрытое белыми цветами представляется чем-то молодым, навинным и первозданным. Подобные образы придают хокку атмосферу таинственности и недосказанности.

Недаром европейцы считают, что хокку пробуждает зависть: сколько западных читателей мечтали так прогуливаться по жизни с блокнотиком в руке, отмечая здесь и там некие «впечатления», краткость которых была бы гарантией совершенства, а простота — критерием глубины (и все благодаря мифу, состоящему из двух частей, одна из которых — классическая — делает лаконизм измерением искусства, другая — романтическая — в импровизации усматривает правдивость). Будучи абсолютно понятным, хокку при этом ничего не сообщает, и именно благодаря этому двойному условию оно, кажется, преподносит себя смыслу с услужливостью воспитанного хозяина, который предлагает вам чувствовать себя у него как дома, принимая вас со всеми вашими привязанностями, ценностями и символами; это «отсутствие» хокку (в том смысле, какой имеется в виду, когда говорят об отвлеченном сознании, а не об уехавшем хозяине) чревато соблазном и падением — одним словом, сильным вожделением смысла.

Ворон сидит одиноко.

Перед грозой неземного цвета.

Где ты, Вселенная?

Днем суета. Ночью тусклые звезды.

Хайку это стиль классических лирических японских стихотворений вака, получивший распространение с 16 века.

Особенности и примеры хайку

В отдельный жанр этот вид поэзии, называвшийся тогда хокку, оформился в 16 столетии; нынешнее название данный стиль получил в 19 веке благодаря поэту Масаока Сики. Известнейшим поэтом хайку во всем мире признан Мацуо Басё.

Как завидна их судьба!

К северу от суетного мира

Вишни зацвели в горах!

Разбила и гонит прочь

Строение и стилистические особенности жанра хайку (хокку)

Настоящее японское хайку представляет собой 17 слогов, которые образуют одну колонку иероглифов. Специальными разграничивающими словами кирэдзи (яп. «режущее слово») — стих хайку разбивается в пропорции 12:5 на 5-ом слоге, или на 12-ом.

Хайку на японском (Басё):

かれ朶に烏の とまりけり 秋の暮

Караээда никарасу но томарикэри аки но курэ

Ворон сидит одиноко.

При переводе стихов хайку на языки западных стран кирэдзи заменяют разрывом строки, поэтому хайку принимают вид трёхстишия. Среди хайку очень редко можно встретить и стихи, состоящие из двух строк, составленные в отношении 2:1. Нынешние хайку, которые составлены на языках стран запада, как правило, включают в себя менее 17-ти слогов, в то время как хайку, написанные на русском языке могут иметь большую длину.

В оригинальном хайку особое значение имеет образ, связанный с природой, который сопоставляется с человеческой жизнью. В стихе обозначают время года, применяя необходимое сезонное слово киго. Хайку составляют лишь в настоящем времени: автор пишет о своих личных ощущениях от только что произошедшего события. У классического хокку отсутствует название и оно не использует распространенные в поэзии запада художественно-выразительные средства (например, рифму), но применяет некоторые особые приёмы, созданные национальной поэзией Японии. Мастерство создания стихов хайку заключается в искусстве в трех строках описать свое чувство или мгновение жизни. В японском трехстишии каждое слово и любой образ на счету, они имеют больщое значение и ценность. Основное правило хайку — выразить все свои чувства, применяя минимум слов.

В сборниках хокку каждый стих зачастую размещается на индивидуальной странице. Так делают для того, чтобы читатель смог сосредоточенно, без спешки, прочувствовать атмосферу хайку.

Фотография хайку на японском

Хокку видео

Видео с примерами японской поэзии про сакуру.

Японское лирическое стихотворение хокку (хайку) отличается предельной краткостью и своеобразной поэтикой.

Народ любит и охотно создает короткие песни — сжатые поэтические формулы, где нет ни одного лишнего слова. Из народной поэзии эти песни переходят в литературную, продолжают развиваться в ней и дают начало новым поэтическим формам.

Так родились в Японии национальные стихотворные формы: пятистишие танка и трехстишие — хокку.

Танка (буквально «короткая песня») была первоначально народной песней и уже в седьмом-восъмом веках, на заре японской истории, становится законодательницей литературной поэзии, оттеснив на задний план, а потом и совершенно вытеснив так называемые длинные стихи «нагаута» (представленные в знаменитой поэтической антологии восьмого века Манъёсю). Эпические и лирические песни разнообразной длины сохранились только в фольклоре. Хокку отделилось от танки много столетий спустя, в эпоху расцвета городской культуры «третьего сословия». Исторически оно является первой строфой танки и получило от нее богатое наследство поэтических образов.

Древняя танка и более молодое хокку имеют многовековую историю, в которой периоды расцвета чередовались с периодами упадка. Не один раз эти формы находились на грани исчезновения, но выдержали испытание временем и продолжают жить и развиваться еще и в наши дни. Такой пример долголетия не является единственным в своем роде. Греческая эпиграмма не исчезла даже после гибели эллинской культуры, а была принята на вооружение римскими поэтами и поныне сохранилась в мировой поэзии. Таджикско-персидский поэт Омар Хайям создал замечательные четверостишия (рубай) еще в одиннадцатом двенадцатом веках, но и в нашу эпоху народные певцы в Таджикистане слагают рубай, вкладывая в них новые идеи и образы.

Очевидно, краткие стихотворные формы — насущная потребность поэзии. Такие стихи можно сочинить быстро, под влиянием непосредственного чувства. Можно афористически, сжато выразить в них свою мысль так, чтобы она запоминалась и переходила из уст в уста. Их легко использовать для похвалы или, наоборот, язвительной насмешки.

Интересно отметить попутно, что стремление к лаконизму, любовь к малым формам вообще присущи японскому национальному искусству, хотя оно великолепно умеет создавать и монументальные образы.

Потеснить танку и на время вырвать у нее первенство смогло только хокку, еще более короткое и лаконичное стихотворение, зародившееся в среде простых горожан, которым были чужды традиции старой поэзии. Именно хокку стало носителем нового идейного содержания и лучше всего сумело откликнуться на запросы растущего «третьего сословия».

Хокку — лирическое стихотворение. Оно изображает жизнь природы и жизнь человека в их слитном, нерасторжимом единстве на фоне круговорота времен года.

Японская поэзия является силлабической, ритмика ее основана на чередовании определенного количества слогов. Рифмы нет, но звуковая и ритмическая организация трехстишия — предмет большой заботы японских поэтов.

Хокку обладает устойчивым метром. В каждом стихе определенное количество слогов: пять в первом, семь во втором и пять в третьем — всего семнадцать слогов. Это не исключает поэтической вольности, особенно у таких смелых поэтов-новаторов, каким был Мацуо Басё (1644–1694). Он иногда не считался с метром, стремясь достигнуть наибольшей поэтической выразительности.

Размеры хокку так малы, что по сравнению с ним европейский сонет кажется монументальным. Оно вмещает в себе считанное количество слов, и тем не менее емкость его относительно велика. Искусство писать хокку — это прежде всего умение сказать многое в немногих словах. Краткость роднит хокку с народными пословицами. Некоторые трехстишия получили хождение в народной речи на правах пословиц, как, например, стихотворение поэта Басё:

Как пословица оно означает, что «осторожность иногда заставляет промолчать».

Но чаще всего хокку резко отличается от пословицы по своим жанровым признакам. Это не назидательное изречение, короткая притча или меткая острота, а поэтическая картина, набросанная одним-двумя штрихами. Задача поэта — заразить читателя лирическим волнением, разбудить его воображение, и для этого не обязательно рисовать картину во всех ее деталях.

Чехов писал в одном из своих писем брату Александру: «…у тебя получится лунная ночь, если ты напишешь, что на мельничной плотине яркой звездочкой мелькало стеклышко от разбитой бутылки и покатилась шаром черная тень собаки или волка…»

Такой способ изображения требует от читателя максимальной активности, втягивает его в творческий процесс, дает толчок его мысли. Сборник хокку нельзя «пробегать глазами», листая страницу за страницей. Если читатель будет пассивным и недостаточно внимательным, он не воспримет импульса, посланного ему поэтом. Японская поэтика учитывает встречную работу мысли читателя. Так удар смычка и ответное дрожание струны вместе рождают музыку.

Хокку миниатюрно по своим размерам, но Это не умаляет того поэтического или философского смысла, который может придать ему поэт, не ограничивает масштаб его мысли. Однако дать многостороннее изображение и пространно, до конца развить свою мысль в пределах хокку порт, конечно, не может. В каждом явлении он ищет лишь его кульминационный пункт.

Некоторые поэты, и в первую очередь Исса, поэзия которого наиболее полно отражала народное мировоззрение, любовно изображали малое, слабое, утверждая за ним право на жизнь. Когда Исса заступается за светлячка, муху, лягушку, нетрудно понять, что тем самым он встает на защиту маленького, обездоленного человека, которого мог стереть с лица земли его господин феодал.

Таким образом, стихи поэта наполняются социальным звучанием.

Вот выплыла луна,

И каждый мелкий кустик

На праздник приглашен,

Говорит Исса, и мы узнаем в этих словах мечту о равенстве людей.

Отдавая предпочтение малому, хокку иногда рисовало и картину большого масштаба:

Бушует морской простор!

Далеко, до острова Садо,

Стелется Млечный Путь.

Это стихотворение Басё — своего рода смотровая щель. Прильнув к ней глазом, мы увидим большое пространство. Перед нами откроется Японское море в ветреную, но ясную осеннюю ночь: блеск звезд, белые буруны, а вдали, на краю неба, черный силуэт острова Садо.

Или возьмем другое стихотворение Басё:

На высокой насыпи — сосны,

А меж ними вишни сквозят, и дворец

В глубине цветущих деревьев…

В трех строчках — три плана перспективы.

Хокку сродни искусству живописи. Они нередко писались на сюжеты картин и, в свою очередь, вдохновляли художников; подчас они превращались в компонент картины в виде каллиграфически выполненной надписи на ней. Иногда поэты прибегали к способам изображения, родственным искусству живописи. Таково, например, трехстишие Бусона:

Цветы сурепки вокруг.

На западе гаснет солнце.

Луна на востоке встает.

Широкие поля покрыты желтыми цветами сурепки, они кажутся особенно яркими в лучах заката. С огненным шаром заходящего солнца контрастирует восходящая на востоке бледная луна. Поэт не рассказывает нам подробно, какой при этом создается эффект освещения, какие краски на его палитре. Он только предлагает по-новому взглянуть на ту картину, которую каждый видел, может быть, десятки раз… Группировка и выбор живописных деталей — вот в чем основная задача поэта. В колчане у него всего две-три стрелы: ни одна не должна пролететь мимо.

Эта лаконичная манера иногда очень напоминает обобщенный способ изображения, которым пользовались мастера цветной гравюры укиёэ. Разные виды искусства — хокку и цветная гравюра — отмечены чертами общего стиля эпохи городской культуры в Японии семнадцатого — восемнадцатого веков, и это роднит их между собою.

Льет весенний дождь!

По пути беседуют

Это трехстишие Бусона — жанровая сцена в духе гравюры укиёэ. Двое прохожих беседуют на улице под сеткой весеннего дождя. На одном соломенный плащ — мино, другой прикрывается большим бумажным зонтом. Вот и все! Но в стихотворении чувствуется дыхание весны, в нем есть тонкий юмор, близкий к гротеску.

Часто поэт создает не зрительные, а звуковые образы. Вой ветра, стрекот цикад, крики фазана, пенье соловья и жаворонка, голос кукушки каждый звук исполнен особого смысла, рождает определенные настроения и чувства.

В лесу звучит целый оркестр. Жаворонок ведет мелодию флейты, резкие крики фазана — ударный инструмент.

Звонким ударом в чаще

Вторит ему фазан.

Японский поэт не развертывает перед читателем всей панорамы возможных представлений и ассоциаций, возникающих в связи с данным предметом или явлением. Он только будит мысль читателя, дает ей определенное направление.

Ворон сидит одиноко.

Стихотворение похоже на монохромный рисунок тушью. Ничего лишнего, все предельно просто. При помощи нескольких умело выбранных деталей создана картина поздней осени. Чувствуется отсутствие ветра, природа словно замерла в грустной неподвижности. Поэтический образ, казалось бы, чуть намечен, но обладает большой емкостью и, завораживая, уводит за собой. Кажется, что смотришь в воды реки, дно которой очень глубоко. И в то же время он предельно конкретен. Поэт изобразил реальный пейзаж возле своей хижины и через него — свое душевное состояние. Не об одиночестве ворона говорит он, а о своем собственном.

Воображению читателя оставлен большой простор. Вместе с поэтом он может испытать чувство печали, навеянное осенней природой, или разделить с ним тоску, рожденную глубоко личными переживаниями.

Не мудрено, что за века своего существования старинные хокку обросли слоями комментариев. Чем богаче подтекст, тем выше поэтическое мастерство хокку. Оно скорее подсказывает, чем показывает. Намек, подсказ, недоговоренность становятся дополнительными средствами поэтической выразительности. Тоскуя об умершем ребенке, поэт Исса сказал:

Наша жизнь — росинка.

Пусть лишь капелька росы

Наша жизнь — и все же…

Роса — обычная метафора бренности жизни, так же как вспышка молнии, пена на воде или быстро опадающие цветы вишни. Буддизм учит, что жизнь человека кратка и эфемерна, а потому не имеет особой ценности. Но отцу нелегко смириться с потерей любимого ребенка. Исса говорит «и все же…» и кладет кисть. Но само его молчание становится красноречивей слов.

Вполне понятно, что в хокку есть недоговоренность. Стихотворение состоит всего из трех стихов. Каждый стих очень короток в противоположность гекзаметру греческой эпиграммы. Пятисложное слово уже занимает целый стих: например, хототогису — кукушка, киригирису — сверчок. Чаще всего в стихе два значащих слова, не считая формальных элементов и восклицательных частиц. Все лишнее отжимается, отсеивается; не остается ничего, что служит только для украшения. Даже грамматика в хокку особая: грамматических форм немного, и каждая несет на себе предельную нагрузку, иногда совмещая несколько значений. Средства поэтической речи отбираются крайне скупо: хокку избегает эпитета или метафоры, если может без них обойтись.

Иногда все хокку целиком — развернутая метафора, но ее прямое значение обычно скрыто в подтексте.

Из сердцевины пиона

Медленно выползает пчела…

О, с какой неохотой!

Басё сложил это стихотворение, расставаясь с гостеприимным домом своего друга.

Было бы, однако, ошибкой в каждом хокку искать подобный двойной смысл. Чаще всего хокку — конкретное изображение реального мира, не требующее и не допускающее никакого другого толкования.

Поэзия хокку была новаторским искусством. Если с течением времени танка, отдалившись от народных истоков, стала излюбленной формой аристократической поэзии, то хокку стало достоянием простого люда: купцов, ремесленников, крестьян, монахов, нищих… Оно принесло с собой простонародные выражения и жаргонные слова. Оно вводит в поэзию естественные, разговорные интонации.

Местом действия в хокку стали не сады и дворцы аристократической столицы, а бедные улицы города, рисовые поля, большие дороги, лавки, харчевни, постоялые дворы…

«Идеальный», освобожденный от всего грубого пейзаж — так рисовала природу старая классическая поэзия. В хокку поэзия вновь обрела Зрение. Человек в хокку не статичен, он дан в движении: вот уличный разносчик бредет сквозь снежный вихрь, а вот работник вертит мельницу-крупорушку. Та пропасть, которая уже в десятом веке легла между литературной поэзией и народной песней, стала менее широкой. Ворон, долбящий носом улитку на рисовом поле, — образ Этот встречается и в хокку, и в народной песне.

Канонические образы старых танок уже не могли вызвать того непосредственного чувства изумления перед красотой живого мира, которое хотели выразить поэты «третьего сословия». Нужны были новые образы, новые краски. Поэты, так долго опиравшиеся только на одну литературную традицию, обращаются теперь к жизни, к реальному окружающему их миру. Старые парадные декорации убраны. Хокку учит искать скрытую красоту в простом, незаметном, повседневном. Прекрасны не только прославленные, много раз воспетые цветы вишен, но и скромные, незаметные на первый взгляд цветы сурепки, пастушьей сумки, стебелек дикой спаржи…

Цветы пастушьей сумки

Увидишь под плетнем.

Хокку учит ценить и скромную красоту простых людей. Вот жанровая картинка, созданная Басё:

Азалии в грубом горшке,

А рядом крошит сухую треску

Женщина в их тени.

Это, наверно, хозяйка или служанка где-нибудь в бедной харчевне. Обстановка самая убогая, но тем ярче, тем неожиданней выделяются красота цветка и красота женщины. В другом стихотворении Басё лицо рыбака на рассвете напоминает цветущий мак, и оба они одинаково хороши. Красота может поражать, как удар молнии:

Едва-едва я добрел,

Измученный, до ночлега…

И вдруг — глициний цветы!

Красота может быть глубоко скрыта. В стихах хокку мы находим новое, социальное переосмысление этой истины — утверждение красоты в незаметном, обыденном, и прежде всего в простом человеке из народа. Именно таков смысл стихотворения поэта Кикаку:

Вишни в весеннем цвету

Не на далеких вершинах гор

Только в долинах у нас.

Верные жизненной правде, поэты не могли не видеть трагических контрастов в феодальной Японии. Они чувствовали разлад между красотой природы и условиями жизни простого человека. Об этом разладе говорит хокку Басё:

Рядом с цветущим вьюнком

Отдыхает в страду молотильщик.

Как он печален, наш мир!

И, как вздох, вырывается у Исса:

Даже когда расцветают вишни…

В хокку нашли отзвук антифеодальные настроения горожан. Увидев самурая на празднике цветущей вишни, Кёрай говорит:

Как же это, друзья?

Человек глядит на вишни в цвету,

А на поясе длинный меч!

Народный поэт, крестьянин по происхождению, Исса спрашивает детей:

Кто владеет ею, дети?

Дайте мне ответ!

И детям придется задуматься над тем, что луна на небе, конечно, ничья и в то же время общая, потому что красота ее принадлежит всем людям.

В книге избранных хокку — вся природа Японии, исконный уклад ее жизни, обычаи и верования, труд и праздники японского народа в их самых характерных, живых подробностях.

Вот почему хокку любят, знают наизусть и сочиняют до сих пор.

Японское лирическое стихотворение хокку (хайку) отличается предельной краткостью и своеобразной поэтикой. Народ любит и охотно создает короткие песни — сжатые поэтические формулы, где нет ни одного лишнего слова. Из народной поэзии эти песни переходят в литературную, продолжают развиваться в ней и дают начало новым поэтическим формам. Так родились в Японии национальные стихотворные формы: пятистишие — танка и трехстишие — хокку.

Танка (буквально «короткая песня») была первоначально народной песней и уже в седьмом-восьмом веках, на заре японской истории, становится законодательницей литературной поэзии, оттеснив на задний план, а потом и совершенно вытеснив так называемые длинные стихи «нагаута» (представленные в знаменитой поэтической антологии восьмого века Манъёсю). Эпические и лирические песни разнообразной длины сохранились только в фольклоре. Хокку отделилось от танки много столетий спустя, в эпоху расцвета городской культуры «третьего сословия». Исторически оно является первой строфой танки и получило от нее богатое наследство поэтических образов.

Древняя танка и более молодое хокку имеют многовековую историю, в которой периоды расцвета чередовались с периодами упадка. Не один раз эти формы находились на грани исчезновения, но выдержали испытание временем и продолжают жить и развиваться еще и в наши дни. Такой пример долголетия не является единственным в своем роде. Греческая эпиграмма не исчезла даже после гибели эллинской культуры, а была принята на вооружение римскими поэтами и поныне сохранилась в мировой поэзии. Таджикско-персидский поэт Омар Хайям создал замечательные четверостишия (рубай) еще в одиннадцатом — двенадцатом веках, но и в нашу эпоху народные певцы в Таджикистане слагают рубаи, вкладывая в них новые идеи и образы.

Очевидно, краткие стихотворные формы — насущная потребность поэзии. Такие стихи можно сочинить быстро, под влиянием непосредственного чувства. Можно афористически, сжато выразить в них свою мысль так, чтобы она запоминалась и переходила из уст в уста. Их легко использовать для похвалы или, наоборот, язвительной насмешки. Интересно отметить попутно, что стремление к лаконизму, любовь к малым формам вообще присущи японскому национальному искусству, хотя оно великолепно умеет создавать и монументальные образы.

Потеснить танку и на время вырвать у нее первенство смогло только хокку, еще более короткое и лаконичное стихотворение, зародившееся в среде простых горожан, которым были чужды традиции старой поэзии. Именно хокку стало носителем нового идейного содержания и лучше всего сумело откликнуться на запросы растущего «третьего сословия». Хокку — лирическое стихотворение. Оно изображает жизнь природы и жизнь человека в их слитном, нерасторжимом единстве на фоне круговорота времен года.

Японская поэзия является силлабической, ритмика ее основана на чередовании определенного количества слогов. Рифмы нет, но звуковая и ритмическая организация трехстишия — предмет большой заботы японских поэтов.

Хокку обладает устойчивым метром. В каждом стихе определенное количество слогов: пять в первом, семь во втором и пять в третьем — всего семнадцать слогов. Это не исключает поэтической вольности, особенно у таких смелых поэтов-новаторов, каким был Мацуо Басе (1644-1694). Он иногда не считался с метром, стремясь достигнуть наибольшей поэтической выразительности.

Размеры хокку так малы, что по сравнению с ним европейский сонет кажется монументальным. Оно вмещает в себе считанное количество слов, и тем не менее емкость его относительно велика. Искусство писать хокку — это прежде всего умение сказать многое в немногих словах. Краткость роднит хокку с народными пословицами. Некоторые трехстишия получили хождение в народной речи на правах пословиц, как, например, стихотворение поэта Басе:

Слово скажу —
Леденеют губы.
Осенний вихрь!

Как пословица оно означает, что «осторожность иногда заставляет промолчать».

Но чаще всего хокку резко отличается от пословицы по своим жанровым признакам. Это не назидательное изречение, короткая притча или меткая острота, а поэтическая картина, набросанная одним-двумя штрихами. Задача поэта — заразить читателя лирическим волнением, разбудить его воображение, и для этого не обязательно рисовать картину во всех ее деталях.

Чехов писал в одном из своих писем брату Александру: «. у тебя получится лунная ночь, если ты напишешь, что на мельничной плотине яркой звездочкой мелькало стеклышко от разбитой бутылки и покатилась шаром черная тень собаки или волка. » Такой способ изображения требует от читателя максимальной активности, втягивает его в творческий процесс, дает толчок его мысли. Сборник хокку нельзя «пробегать глазами», листая страницу за страницей. Если читатель будет пассивным и недостаточно внимательным, он не воспримет импульса, посланного ему поэтом. Японская портика учитывает встречную работу мысли читателя. Так удар смычка и ответное дрожание струны вместе рождают музыку.

Хокку миниатюрно по своим размерам, но это не умаляет того поэтического или философского смысла, который может придать ему поэт, не ограничивает масштаб его мысли. Однако дать многостороннее изображение и пространно, до конца развить свою мысль в пределах хокку поэт, конечно, не может. В каждом явлении он ищет лишь его кульминационный пункт. Некоторые поэты, и в первую очередь Исса, поэзия которого наиболее полно отражала народное мировоззрение, любовно изображали малое, слабое, утверждая за ним право на жизнь. Когда Исса заступается за светлячка, муху, лягушку, нетрудно понять, что тем самым он встает на защиту маленького, обездоленного человека, которого мог стереть с лица земли его господин — феодал.

Таким образом, стихи поэта наполняются социальным звучанием.

Вот выплыла луна,
И каждый мелкий кустик
На праздник приглашен,

Говорит Исса, и мы узнаем в этих словах мечту о равенстве людей.

Отдавая предпочтение малому, хокку иногда рисовало и картину большого масштаба:

Бушует морской простор!
Далеко, до острова Садо,
Стелется Млечный Путь.

Это стихотворение Басе — своего рода смотровая щель. Прильнув к ней глазом, мы увидим большое пространство. Перед нами откроется Японское море в ветреную, но ясную осеннюю ночь: блеск звезд, белые буруны, а вдали, па краю неба, черный силуэт острова Садо.

Или возьмем другое стихотворение Басе:

На высокой насыпи — сосны,
А меж ними вишни сквозят, и дворец
В глубине цветущих деревьев.

В трех строчках — три плана перспективы.

Хокку сродни искусству живописи. Они нередко писались на сюжеты картин и, в свою очередь, вдохновляли художников; подчас они превращались в компонент картины в виде каллиграфически выполненной надписи на ней. Иногда поэты прибегали к способам изображения, родственным искусству живописи. Таково, например, трехстишие Бусона:

Цветы сурепки вокруг.
На западе гаснет солнце.
Луна на востоке встает.

Широкие поля покрыты желтыми цветами сурепки, они кажутся особенно яркими в лучах заката. С огненным шаром заходящего солнца контрастирует восходящая на востоке бледная луна. Поэт не рассказывает нам подробно, какой при этом создается эффект освещения, какие краски на его палитре. Он только предлагает по-новому взглянуть на ту картину, которую каждый видел, может быть, десятки раз. Группировка и выбор живописных деталей — вот в чем основная задача поэта. В колчане у него всего две-три стрелы: ни одна не должна пролететь мимо.

Эта лаконичная манера иногда очень напоминает обобщенный способ изображения, которым пользовались мастера цветной гравюры укиёэ. Разные виды искусства — хокку и цветная гравюра — отмечены чертами общего стиля эпохи городской культуры в Японии семнадцатого — восемнадцатого веков, и это роднит их между собою.

Льет весенний дождь!
По пути беседуют
Зонтик и мино.

Это трехстишие Бусона — жанровая сцена в духе гравюры укиёэ. Двое прохожих беседуют на улице под сеткой весеннего дождя. На одном соломенный плащ — мино, другой прикрывается большим бумажным зонтом. Вот и все! Но в стихотворении чувствуется дыхание весны, в нем есть тонкий юмор, близкий к гротеску. Часто поэт создает не зрительные, а звуковые образы. Вой ветра, стрекот цикад, крики фазана, пенье соловья и жаворонка, голос кукушки — каждый звук исполнен особого смысла, рождает определенные настроения и чувства.

В лесу звучит целый оркестр. Жаворонок ведет мелодию флейты, резкие крики фазана — ударный инструмент.

Жаворонок поет.
Звонким ударом в чаще
Вторит ему фазан.

Японский поэт не развертывает перед читателем всей панорамы возможных представлений и ассоциаций, возникающих в связи с данным предметом или явлением. Он только будит мысль читателя, дает ей определенное направление.

На голой ветке
Ворон сидит одиноко.
Осенний вечер.

Стихотворение похоже на монохромный рисунок тушью. Ничего лишнего, все предельно просто. При помощи нескольких умело выбранных деталей создана картина поздней осени, Чувствуется отсутствие ветра, природа словно замерла в грустной неподвижности. Поэтический образ, казалось бы, чуть намечен, но обладает большой емкостью и, завораживая, уводит за собой. Кажется, что смотришь в воды реки, дно которой очень глубоко. И в то же время он предельно конкретен. Поэт изобразил реальный пейзаж возле своей хижины и через него — свое душевное состояние. Не об одиночестве ворона говорит он, а о своем собственном.

Воображению читателя оставлен большой простор. Вместе с поэтом он может испытать чувство печали, навеянное осенней природой, или разделить с ним тоску, рожденную глубоко личными переживаниями. Не мудрено, что за века своего существования старинные хокку обросли слоями комментариев. Чем богаче подтекст, тем выше поэтическое мастерство хокку. Оно скорее подсказывает, чем показывает. Намек, подсказ, недоговоренность становятся дополнительными средствами поэтической выразительности. Тоскуя об умершем ребенке, поэт Исса сказал:

Наша жизнь — росинка.
Пусть лишь капелька росы
Наша жизнь — и все же.

Роса — обычная метафора бренности жизни, так же как вспышка молнии, пена на воде или быстро опадающие цветы вишни.

Буддизм учит, что жизнь человека кратка и эфемерна, а потому не имеет особой ценности. Но отцу нелегко смириться с потерей любимого ребенка. Исса говорит «и все же. » и кладет кисть. Но само его молчание становится красноречивей слов. Вполне понятно, что в хокку есть недоговоренность. Стихотворение состоит всего из трех стихов. Каждый стих очень короток в противоположность гекзаметру греческой эпиграммы. Пятисложное слово уже занимает целый стих: например, хототогису — кукушка, киригирису — сверчок. Чаще всего в стихе два значащих слова, не считая формальных элементов и восклицательных частиц. Все лишнее отжимается, отсеивается; не остается ничего, что служит только для украшения. Даже грамматика в хокку особая: грамматических форм немного, и каждая несет на себе предельную нагрузку, иногда совмещая несколько значений. Средства поэтической речи отбираются крайне скупо: хокку избегает эпитета или метафоры, если может без них обойтись. Иногда все хокку целиком — развернутая метафора, но ее прямое значение обычно скрыто в подтексте.

Из сердцевины пиона
Медленно выползает пчела.
О, с какой неохотой!

Басе сложил это стихотворение, расставаясь с гостеприимным домом своего друга.

Было бы, однако, ошибкой в каждом хокку искать подобный двойной смысл. Чаще всего хокку — конкретное изображение реального мира, не требующее и не допускающее никакого другого толкования. Поэзия хокку была новаторским искусством. Если с течением времени танка, отдалившись от народных истоков, стала излюбленной формой аристократической поэзии, то хокку стало достоянием простого люда: купцов, ремесленников, крестьян, монахов, нищих. Оно принесло с собой простонародные выражения и жаргонные слова. Оно вводит в поэзию естественные, разговорные интонации. Местом действия в хокку стали не сады и дворцы аристократической столицы, а бедные улицы города, рисовые поля, большие дороги, лавки, харчевни, постоялые дворы. «Идеальный», освобожденный от всего грубого пейзаж — так рисовала природу старая классическая поэзия. В хокку поэзия вновь обрела Зрение. Человек в хокку не статичен, он дан в движении: вот уличный разносчик бредет сквозь снежный вихрь, а вот работник вертит мельницу-крупорушку. Та пропасть, которая уже в десятом веке легла между литературной поэзией и народной песней, стала менее широкой. Ворон, долбящий носом улитку на рисовом поле,- образ этот встречается и в хокку, и в народной песне.

Канонические образы старых танок уже не могли вызвать того непосредственного чувства изумления перед красотой живого мира, которое хотели выразить поэты «третьего сословия». Нужны были новые образы, новые краски. Поэты, так долго опиравшиеся только на одну литературную традицию, обращаются теперь к жизни, к реальному окружающему их миру. Старые парадные декорации убраны. Хокку учит искать скрытую красоту в простом, незаметном, повседневном. Прекрасны не только прославленные, много раз воспетые цветы вишен, но и скромные, незаметные на первый взгляд цветы сурепки, пастушьей сумки, стебелек дикой спаржи.

Внимательно вглядись!
Цветы пастушьей сумки
Увидишь под плетнем.

Хокку учит ценить и скромную красоту простых людей. Вот жанровая картинка, созданная Басе:

Азалии в грубом горшке,
А рядом крошит сухую треску
Женщина в их тени.

Это, наверно, хозяйка или служанка где-нибудь в бедной харчевне. Обстановка самая убогая, но тем ярче, тем неожиданней выделяются красота цветка и красота женщины. В другом стихотворении Басе лицо рыбака на рассвете напоминает цветущий мак, и оба они одинаково хороши. Красота может поражать, как удар молнии:

Едва-едва я добрел,
Измученный, до ночлега.
И вдруг — глициний цветы!

Красота может быть глубоко скрыта. В стихах хокку мы находим новое, социальное переосмысление этой истины — утверждение красоты в незаметном, обыденном, и прежде всего в простом человеке из народа. Именно таков смысл стихотворения порта Кикаку:

Вишни в весеннем цвету
Не на далеких вершинах гор —
Только в долинах у нас.

Верные жизненной правде, поэты не могли не видеть трагических контрастов в феодальной Японии. Они чувствовали разлад между красотой природы и условиями жизни простого человека. Об этом разладе говорит хокку Басе:

Рядом с цветущим вьюнком
Отдыхает в страду молотильщик.
Как он печален, наш мир!

И, как вздох, вырывается у Исса:

Печальный мир!
Даже когда расцветают вишни.
Даже тогда.

В хокку нашли отзвук антифеодальные настроения горожан. Увидев самурая на празднике цветущей вишни, Кёрай говорит:

Как же это, друзья?
Человек глядит на вишни в цвету,
А на поясе длинный меч!

Народный поэт, крестьянин по происхождению, Исса спрашивает детей:

Красная луна!
Кто владеет ею, дети?
Дайте мне ответ!

И детям придется задуматься над тем, что луна на небе, конечно, ничья и в то же время общая, потому что красота ее принадлежит всем людям.

Некоторые особенности хокку можно понять, только познакомившись с его историей. С течением времени танка (пятистишие) стала четко делиться на две строфы: трехстишие и двустишие. Случалось, что один поэт слагал первую строфу, второй — последующую. Позднее, в двенадцатом веке, появились стихи-цепи, состоящие из чередующихся трехстиший и двустиший. Эта форма получила название «рэнга» (буквально «нанизанные строфы»); первое трехстишие называлось «начальной строфой», по-японски «хокку». Стихотворение рэнга не имело тематического единства, но его мотивы и образы чаще всего были связаны с описанием природы, причем с обязательным указанием на время года. Рэнга достигла наивысшего расцвета в четырнадцатом веке. Для нее были разработаны точные границы времен года и четко определена сезонность того или иного явления природы. Появились даже стандартные «сезонные слова», которые условно обозначали всегда один и тот же сезон года и в стихотворениях, описывающих иное время года, уже не употреблялись. Довольно было, например, упомянуть слово «дымка», и каждый понимал, что речь идет о туманной поре ранней весны. Число таких сезонных слов достигало трех-четырех тысяч. Так, слова и сочетания слов: цветы сливы, соловей, паутинка, цветы вишен и персиков, жаворонок, бабочка, вскапывание поля мотыгой и другие — указывали на то, что действие происходит весной. Лето обозначалось словами: ливень, кукушка, высадка рисовой рассады, цветущая павлония, пион, прополка риса, жара, прохлада, полуденный отдых, полог от москитов, светлячки и прочие. На осень указывали слова: луна, звезды, роса, крик цикад, уборка урожая, праздник Бон, красные листья клена, цветущий кустарник хаги, хризантемы. Зимние слова — это моросящий дождь, снег, иней, лед, холод, теплая одежда на вате, очаг, жаровня, конец года.

«Долгий день» означал весенний день, потому что он кажется особенно длинным после коротких зимних дней. «Луна» — осеннее слово, потому что осенью воздух особенно прозрачен и луна сияет ярче, чем в другое время года. Иногда время года для ясности все же называлось: «весенний ветер», «осенний ветер», «летняя луна», «зимнее солнце» и так далее.

Начальная строфа (хокку) часто бывала лучшей строфой в составе рэнги. Начали появляться отдельные сборники образцовых хокку. Эта форма стала новой популярной разновидностью литературной поэзии, унаследовав многие особенности рэнги: строгую приуроченность к определенному времени года и сезонные слова. От шуточной рэнги (популярная в среде горожан разновидность рэнги; в ней встречались приемы пародии, игра слов, просторечия) хокку заимствовало ее широкий словарь, каламбуры, простоту тона. Но долгое время оно не отличалось еще особой идейной глубиной и художественной выразительностью.

Трехстишие прочно утвердилось в японской поэзии и обрело подлинную емкость во второй половине семнадцатого века. На непревзойденную художественную высоту поднял его великий поэт Японии Мацуо Басе, создатель не только поэзии хокку, но и целой эстетической школы японской поэтики. Стихи Басе и ныне, по прошествии трех веков, знает наизусть каждый культурный японец. О них создана огромная исследовательская литература, свидетельствующая о самом пристальном внимании народа к творчеству своего национального поэта.

Басе совершил переворот в поэзии хокку. Он вдохнул в нее жизненную правду, очистив от поверхностного комизма и штукарства шуточной рэнги. Сезонные слова, которые были в рэнге формальным, безжизненным приемом, стали у него поэтическими образами, полными глубокого значения. Лирика Басе раскрывает перед нами мир его поэтической души, его чувства и переживания, но в стихах его нет камерности и замкнутости. У лирического героя поэзии Басе есть конкретные приметы. Это поэт и философ, влюбленный в природу родной страны, и в то же время — бедняк из предместья большого города. И он неотделим от своей эпохи и народа. В каждом маленьком хокку Басе чувствуется дыхание огромного мира. Это искры большого костра. Для понимания поэзии Басе необходимо знакомство с его эпохой. Лучший период его творчества приходится на годы Гэнроку (конец семнадцатого столетия). Период Гэнроку считается «золотым веком» японской литературы. В это время Басе создавал свою поэзию, замечательный романист Ихара Сайкаку писал свои повести, а драматург Тикамацу Мондзаэмон — пьесы. Все эти писатели в той или иной мере были выразителями идей и чувств «третьего сословия». Творчество их реалистично, полнокровно и отличается удивительной конкретностью. Они изображают жизнь своего времени в ее красочных подробностях, но не опускаются до бытовщины.

Годы Гэнроку были, в общем, благоприятны для литературного творчества. К этому времени японский феодализм вступил в последнюю фазу своего развития. После кровавых междоусобиц, раздиравших Японию в средние века, наступило относительное умиротворение. Династия Токугава (1603-1868) объединила страну и установила в ней строгий порядок. Отношения между сословиями были точнейшим образом регламентированы. На верхней ступени феодальной лестницы находилось воинское сословие: крупные феодалы — князья и мелкие феодалы — самураи. Торговцы официально были политически бесправны, но на самом деле представляли собой большую силу ввиду роста товарно-денежных отношений, и нередко князья, занимая у ростовщиков деньги, попадали к ним в зависимость. Богатые купцы соперничали в роскоши с феодалами.

Большие торговые города — Эдо (Токио), Осака, Киото стали центрами культуры. Высокого развития достигли ремесла. Изобретение печатания с деревянной доски (ксилография) удешевило книгу, в ней появилось множество иллюстраций, получил распространение и такой демократический вид искусства, как цветная гравюра. Книги и гравюры могли теперь покупать даже небогатые люди. Политика правительства способствовала росту просвещения. Для молодых самураев было учреждено много школ, в которых главным образом изучались китайская философия, история, литература. Образованные выходцы из воинского сословия пополняли ряды городской интеллигенции. Многие из них поставили свои таланты на службу «третьему сословию». К литературе начали приобщаться и простые люди: купцы, ремесленники, иногда даже крестьяне. Это была внешняя сторона эпохи. Но была у нее и своя темная изнанка.

«Умиротворение» феодальной Японии было куплено дорогой ценой. В первой половине семнадцатого столетия Япония была «закрыта» для иностранцев, и культурные связи с внешним миром почти прекратились. Крестьянство буквально задыхалось в тисках беспощадного феодального гнета и нередко поднимало рогожные знамена в знак восстания, несмотря на жесточайшие карательные меры со стороны правительства. Была введена система полицейского надзора и сыска, стеснительная для всех сословий. В «веселых кварталах» больших городов сыпалось дождем серебро и золото, а на проезжих дорогах разбойничали голодные люди; повсюду бродили толпы нищих. Многие родители были вынуждены бросать на произвол судьбы своих маленьких детей, которых они не могли прокормить.

Басе не раз был свидетелем подобных страшных картин. Поэтический арсенал того времени изобиловал множеством условных литературных мотивов. Из китайской классической поэзии пришел мотив осенней грусти, навеянной криком обезьян в лесу. Басе обращается к поэтам, призывая их спуститься с заоблачных высот поэзии и взглянуть в глаза правде жизни:

Грустите вы, слушая крик обезьян.
А знаете ли, как плачет ребенок,
Покинутый на осеннем ветру?

Басе хорошо знал жизнь простых людей Японии. Сын мелкого самурая, учителя каллиграфии, он с детства стал товарищем игр княжеского сына — большого любителя поэзии. Басе сам начал писать стихи. После ранней смерти своего молодого господина он ушел в город и принял постриг, освободившись тем самым от службы своему феодалу. Однако Басе не стал настоящим монахом. Он жил в маленьком домике в бедном предместье Фукагава, близ города Эдо. Хижина эта со всем окружающим ее скромным пейзажем — банановыми деревьями и маленьким прудом во дворе — описана в его стихах. У Басе была возлюбленная. Ее памяти он посвятил лаконичную элегию:

О, не думай, что ты из тех,
Кто следа не оставил в мире!
Поминовения день.

Басе шел трудным путем творческих исканий. Его ранние стихи написаны еще в традиционной манере. В поисках нового творческого метода Басе внимательно изучает творчество китайских классических поэтов Ли Бо и Ду Фу, обращается к философии китайского мыслителя Чжуан-цзы и к учению буддийской секты Дзэн, стремясь придать своей поэзии философскую глубину.

В основу созданной им поэтики Басе положил эстетический принцип «саби». Слово это не поддается буквальному переводу. Его первоначальное значение — «печаль одиночества». Саби, как особая концепция красоты, определило собой весь стиль японского искусства в средние века. Красота, согласно этому принципу, должна была выражать сложное содержание в простых, строгих формах, располагавших к созерцанию. Покой, притушенность красок, элегическая грусть, гармония, достигнутая скупыми средствами, — таково искусство саби, звавшее к сосредоточенной созерцательности, к отрешению от повседневной суеты.

Творческий принцип саби не позволял изобразить живую красоту мира во всей ее полноте. Такой большой художник, как Басе, должен был неизбежно это почувствовать. Поиски скрытой сущности каждого отдельного явления становились однообразно утомительными. Кроме того, философская лирика природы, согласно принципу саби, отводила человеку роль только пассивного созерцателя.

В последние годы жизни Басе провозгласил новый ведущий принцип поэтики — «каруми» (легкость). Он сказал своим ученикам: «Отныне я стремлюсь к стихам, которые были бы мелки, как река Сунагава (Песчаная река)». Слова поэта не следует понимать слишком буквально, скорее в них звучит вызов подражателям, которые, слепо следуя готовым образцам, стали во множестве сочинять стихи с претензией на глубокомыслие. Поздние стихи Басе отнюдь не мелки, они отличаются высокой простотой, потому что говорят о простых человеческих делах и чувствах. Стихи становятся легкими, прозрачными, текучими. В них сквозит тонкий, добрый юмор, теплое сочувствие к людям много видевшего, много испытавшего человека. Великий поэт-гуманист не мог замкнуться в условном мире возвышенной поэзии природы. Вот картинка из крестьянского быта:

Примостился мальчик
На седле, а лошадь ждет.
Собирают редьку.

А вот в городе готовятся к новогоднему празднику:

Обметают копоть.
Для себя на этот раз
Плотник полку ладит.

В подтексте этих стихотворений — сочувственная улыбка, а не насмешка, как это бывало у других поэтов. Басе не разрешает себе никакого гротеска, искажающего образ.

Басе шел по дорогам Японии, как посол самой поэзии, зажигая в людях любовь к ней и приобщая их к подлинному искусству. Он умел найти и пробудить творческий дар даже в профессиональном нищем. Басе проникал иногда в самую глубь гор, где «никто не подберет с земли упавший плод дикого каштана», но, ценя уединение, все же никогда не был отшельником. В странствиях своих он не бежал от людей, а сближался с ними. Длинной чередой проходят в его стихах крестьяне за полевыми работами, погонщики лошадей, рыбаки, сборщицы чайных листьев. Басе запечатлел их чуткую любовь к красоте. Крестьянин разгибает на миг свою спину, чтобы полюбоваться полной луной или послушать столь любимый в Японии крик кукушки. Образы природы в поэзии Басе очень часто имеют второй план, иносказательно говоря о человеке и его жизни. Алый стручок перца, зеленая скорлупка каштана осенью, дерево сливы зимою — символы непобедимости человеческого духа. Осьминог в ловушке, спящая цикада на листке, унесенная потоком воды,- в этих образах поэт выразил свое чувство непрочности бытия, свои размышления о трагизме человеческой судьбы. По мере того как росла слава Басе, к нему стали стекаться ученики всех званий. Басе передавал им свое учение о поэзии. Из его школы вышли такие замечательные поэты, как Бон-тё, Кёрай, Кикаку, Дзёсо, усвоившие новый поэтический стиль (стиль Басе).

В 1682 году хижина Басе сгорела во время большого пожара. С этого времени он начал свои многолетние странствия по стране, мысль о которых зародилась у него уже давно. Следуя поэтической традиции Китая и Японии, Басе посещает места, прославленные своей красотой, знакомится с жизнью японского народа. Поэт оставил несколько лирических путевых дневников. Во время одного из своих путешествий Басе умер. Перед своей кончиной он создал «Предсмертную песню»:

В пути я заболел,
И все бежит, кружит мой сон
Но выжженным лугам.

Поэзия Басе отличается возвышенным строем чувств и в то же время удивительной простотой и жизненной правдой. Для него не было низменных вещей. Бедность, тяжелый труд, быт Японии с ее базарами, харчевнями на дорогах и нищими — все это отразилось в его стихах. Но мир для него остается прекрасным. В любом нищем, может быть, таится мудрец. Поэт смотрит на мир влюбленными глазами, но красота мира предстает перед его взглядом подернутой печалью. Поэзия была для Басе не игрой, не забавой, не средством пропитания, как для многих современных ему поэтов, но высоким призванием всей его жизни. Он говорил, что поэзия возвышает и облагораживает человека. Среди учеников Басе были самые разные поэтические индивидуальности. Кикаку, эдоский горожанин, беспечный гуляка, воспевал улицы и богатые торговые лавки своего родного города:

С треском шелка разрывают
В лавке Этигоя.
Летнее время настало!

К школе Басе принадлежали поэты Бонтё, Дзёсо, обладавшие каждый своим особым творческим почерком, и многие другие. Кёрай из Нагасаки составил вместе с Бонтё знаменитую антологию хокку «Соломенный плащ обезьяны» («Сару-мино»). Она была издана в 1690 году. В начале восемнадцатого века поэтический жанр хокку пришел в упадок. Новую жизнь в него вдохнул Бусон, замечательный поэт и художник-пейзажист. При жизни поэт был почти неизвестен, стихи его стали популярными лишь в девятнадцатом веке. Поэзия Бусона романтична. Часто в трех строках стихотворения он умел рассказать целую новеллу. Так, в стихах «Смена одежды с наступлением лета» он пишет:

Скрылись от господского меча.
О, как рады юные супруги
Легким платьем зимнее сменить!

Согласно феодальным порядкам, господин мог покарать своих слуг смертью за «греховную любовь». Но влюбленным удалось бежать. Сезонные слова «смена теплой одежды» хорошо передают радостное чувство освобождения на пороге новой жизни. В стихах Бусона оживает мир сказок и легенд:

Юным вельможей
Оборотилась лисица.
Весенний ветер.

Туманный вечер весной. Тускло светит луна сквозь дымку, цветут вишни, и в полумгле среди людей появляются сказочные существа. Бусон рисует только контуры картины, но перед читателем встает романтический образ красавца юноши в старинном придворном наряде. Нередко Бусон воскрешал в поэзии образы старины:

Зал для заморских гостей
Тушью благоухает.
Белые сливы в цвету.

Это хокку уводит нас в глубь истории, в восьмой век. Для приема «заморских гостей» тогда строились особые здания. Можно вообразить поэтический турнир в прекрасном старинном павильоне. Приехавшие из Китая гости пишут благоухающей тушью китайские стихи, а японские поэты соревнуются с ними па своем родном языке. Перед глазами читателя как будто развертывается свиток с древней картиной.

Бусон — поэт широкого диапазона. Он охотно рисует необычное: кита в морской дали, замок на горе, разбойника на повороте большой дороги, но он также умеет тепло нарисовать картинку детского интимного мирка. Вот трехстишие «На празднике кукол»:

Коротконосая кукла.
Верно, в детстве мама ее
Мало за нос тянула!

Но помимо «литературных стихов», богатых реминисценциями, намеками на старину, романтическими образами, Бусон умел самыми простыми средствами создавать стихи изумительной лирической силы:

Они прошли, дни весны,
Когда звучали далекие
Соловьиные голоса.

Исса, наиболее народный и демократичный из всех поэтов феодальной Японии, создавал свои стихи в конце восемнадцатого — начале девятнадцатого века, на заре нового времени. Исса был выходцем из деревни. Большую часть своей жизни он провел среди городской бедноты, но сохранил любовь к родным местам и крестьянскому труду, от которого он был оторван:

Всем сердцем я чту,
Отдыхая в полдневный жар,
Людей на полях.

В таких словах выразил Исса и свое благоговейное отношение к работе крестьянина, и стыд за свое вынужденное безделье. Биография Исса трагична. Всю жизнь он боролся с нищетой. Его любимый ребенок умер. Поэт рассказал о своей судьбе в стихах, полных щемящей душевной боли, но в них пробивается также струя народного юмора. Исса был человеком большого сердца: его поэзия говорит о любви к людям, и не только к людям, но и ко всем маленьким существам, беспомощным и обиженным. Наблюдая потешный бой между лягушками, он восклицает:

Эй, не уступай,
Тощая лягушка!
Исса за тебя.

Но по временам поэт умел быть резким и беспощадным: ему претила всякая несправедливость, и он создавал едкие, колючие эпиграммы. Исса был последним крупным поэтом феодальной Японии. Хокку потеряли свое значение на многие десятилетия. Возрождение этой формы в конце девятнадцатого века относится уже к истории поэзии нового времени. Поэт Масаока Сики (1867-1902), написавший много интересных работ по истории и теории хокку (или по его, ныне принятой в Японии, терминологии — хайку), и его талантливые ученики Такахама Кёси и Кавахигаси Хэкигодо возродили искусство хокку на новой, реалистической основе.

Старинные хокку не всегда понятны без комментариев даже японскому читателю, хорошо знакомому с природой и бытом своей родной страны. Краткость и недоговоренность лежат в самой основе поэтики хокку. Надо, однако, помнить, что японское трехстишие обязательно требует от читателя работы воображения, участия в творческом труде поэта. В этом главная особенность хокку. Все растолковать до конца — значит не только погрешить против японской поэзии, но и лишить читателя большой радости вырастить цветы из горсти семян, щедро рассыпанных японскими поэтами.

Традиция сложения стихов в Японии передавалась из поколения в поколения испокон веков. С каждым новым веком, под влиянием времени и культурного развития, японские стихи хокку претерпевали ряд изменений, вырабатывались и совершенствовались новые правила сложения и написания стихов. На сегодняшний день японские стихи хокку имеют свои правила стихосложения, которые являются незыблемыми, не поддаются корректировке, и должны четко соблюдаться всеми, кто желает сложить хокку.

Хокку – это непросто японский стих

Это часть японской культуры, к которой японцы испытывают огромное уважение и любовь. Японские Хокку, как сама японская поэзия в целом, имеет отличительные черты от поэзии восточных и европейских школы.

Японская поэзия формировалась под влиянием дзен – Буддизма , который диктовал правила минимализма, а основная тема – полное погружение в один предмет, его всестороннее рассмотрение, созерцание и понимание. Несмотря на то, что хокку – поэзия минимализма, с минимум слов, каждое слово несет в себе большую смысловую нагрузку.

Японская поэзия, дошедшая до наших дней, представлена двумя видами:

    японские трехстишия хокку, пятистишье – танка.

Для того чтобы понять хокку, необходимо иметь фоновые знания о японской истории и культуре.

Танка – японское пятистишье, со временем своего развития сформировалось в два вида – двустишье и трехстишье. Во многих случаях авторство танка принадлежало нескольким поэтам, один сочинял первую строфу, второй поэт дополнял танка второй строфой.

В XII столетии начали формироваться, так званые, цепи стихов, которые состояли из трехстишья и двустишья, связанных между собой. Трехстишье носило название «начальная строфа», которая впоследствии была выведена в независимое Трехстишье – хокку . Начальная строфа была самым сильным местом в стихе.

Изначально хокку считалось баловством японских крестьян, а со временем составлением хокку стали увлекаться представители дворянства. Каждый уважаемый японский вельможа имел при себе придворного поэта. Поэты, зачастую, были представителями простых рабочих слоев населения, которые силой своего таланта и тягой к творчеству, смогли пробить себе путь.

Хокку относится к лирической поэзии, которая воспевает природу, дворцовые интриги, любовь и безудержную страсть. Основная тема хокку – взаимодействие природы и человека, их полное слияние.

В V – VII столетиях к сложению хокку применялись строгие правила и регламент, который не давал возможности многим, даже очень талантливым поэтам, стать знаменитыми. Наиболее известные японские поэты того времени – Исса и Басё , которые посвятили свою жизнь творчеству составления хокку.

Главный талант хокку – сказать многое, используя минимум слов

В трех строчках, которые содержат не более 10 слов можно рассказать целую историю.

Основные правила по сложению хокку, которые сформировались в V – VII столетии – правило 5-7-5, применяются и сейчас. На сегодняшний день хокку — это непросто японское трехстишье, это отдельная сфера японской культуры, уважаемая и почитаемая.

Расцвет хокку пришелся на XVII столетие

Именно в этот период хокку стало целым произведением искусства. Известный поэт того времени – Басё, вывел хокку на новый уровень, совершив переворот в мире поэзии. Он откинул от хокку все ненужные элементы и черты комизма, сделав правило хокку 5-7-5 основным, которое и сейчас используется японскими поэтами современности, и соблюдение которых является главным правилом по сложению хокку.

Перед каждым поэтом, который берется за написание хокку, стоит сложная задача – привить к читателю лирическое настроение, возбудить безграничный интерес и пробудить воображение, которое рисует красочные картины при прочтении трехстишья.

Казалось бы, что можно сказать, используя лишь 17слогов? Но именно они способны погрузить читателя в другой, красочный мир, полный фантазий и философии. Хокку способно изменить мировосприятие человека, пробудив в нем философский взгляд на обыденные вещи.

Видео: Хокку японского поэта Исса

12 Май 2014

Японская национальная одежда, которая называется кимоно, стала известна европейцам в XVI.

15 Мар 2014

Известный японский театр бунраку изначально не был кукольным. В момент его создания это были.

В V – VII столетиях к сложению хокку применялись строгие правила и регламент, который не давал возможности многим, даже очень талантливым поэтам, стать знаменитыми. Наиболее известные японские поэты того времени – Исса и Басё , которые посвятили свою жизнь творчеству составления хокку.

Помощь по Теле2, тарифы, вопросы

Хокку (хайку) — это вид японской поэзии. Оригинальное японское трехстишие состоит из 17 слогов, которые записывают в один столбец. Самым известным автором хокку является Мацуо Басё. Впрочем, уже у него встречаются отступления от нормы слогового состава. Особыми разделительными словами — кирэдзи (яп. кирэдзи — «режущее слово») — текст хайку делится в отношении 2:1 — либо на пятом слоге, либо на двенадцатом.

Слово «хокку» первоначально означало начальную строфу другой японской поэтической формы — рэнга (яп. рэнга — «нанизывание строф»). С начала периода Эдо (XVII век) хокку стали рассматриваться и как самостоятельные произведения. Термин «хайку» предложил поэт и критик Масаока Шики в конце XIX века для различения этих форм. Генетически восходит к первой полустрофе танка (хокку буквально — начальные стихи), от которого отличается простотой поэтического языка, отказом от прежних канонических правил.

В своём становлении хайку прошло несколько этапов. Поэты Аракида Моритакэ (1465-1549) и Ямадзаки Сокан (1465-1553) представляли себе хокку как миниатюру чисто комического жанра (такие миниатюры впоследствии получили название сенрю. Заслуга превращения хокку в ведущий лирический жанр принадлежит Мацуо Басё (1644-1694); основным содержанием хокку стала пейзажная лирика. С именем Ёса Бусона (1716-1783) связано расширение тематики хокку. Параллельно в XVIII веке развиваются комические миниатюры, выделившиеся в самостоятельный сатирико-юмористический жанр сэнрю (яп. сэнрю ­ — «речная ива»). В конце XVIII — начале XIX веков Кобаяши Исса ввел в хайку гражданские мотивы, демократизировал тематику жанра.

В конце XIX — начале XX веков Масаока Шики приложил к хокку заимствованный из живописи метод сясэй (яп. сясэй? — «зарисовки с натуры»), способствовавший развитию реализма в жанре хайку.

Как понять хокку

При переводе хайку на западные языки традиционно — с самого начала XX века — местом возможного появления кирэдзи соответствует разрыв строки, так что хайку представляет собой трёхстишие слоговой структуры 5-7-5.

В 1970-е годы американский переводчик хайку Хироаки Сато предложил в качестве более адекватного решения записывать переводы хайку как моностихи; вслед за ним канадский поэт и теоретик Кларенс Мацуо-Аллар заявил, что и оригинальные хайку, создаваемые на западных языках, должны быть однострочными.

Встречаются — среди переводных и оригинальных хайку — и двустрочные тексты, тяготеющие к слоговой пропорции 2:1. Что касается слогового состава хайку, то к настоящему времени и среди переводчиков хайку, и среди авторов оригинальных хайку на разных языках сторонники соблюдения 17-сложности (и/или схемы 5-7-5) остались в меньшинстве.

По общему мнению большинства теоретиков, единая слоговая мера для хайку на разных языках невозможна, потому что языки значительно отличаются друг от друга средней длиной слов и, следовательно, информационной ёмкостью одинакового количества слогов. Так, в английском языке 17-ти слогам японского текста в среднем соответствуют по информационной ёмкости 12-13 слогов, а в русском, напротив, около 20-ти. Поскольку жанр — это формально-содержательное единство, для хайку важны отличающие его смысловые характеристики. Классические хайку обязательно строятся на соотнесении человека (его внутреннего мира, биографии и т. п.) с природой; при этом природа должна быть определена относительно времени года — для этого в качестве обязательного элемента текста используется киго (яп. киго — «сезонное слово»).

Чаще всего повествование ведётся в настоящем времени: автор представляет свои переживания. В сборниках хокку каждое стихотворение часто печатается на отдельной странице. Это делается для того, чтобы читатель мог вдумчиво, не торопясь, проникнуться атмосферой стихотворения.

Чтобы правильно понять хокку нужно вчитываться в каждое слово, представляя его. Для японцев в каждом явлении природы скрыт тайный смысл на уровне ассоциаций. Например, часто авторы упоминают сакуру. Это цветущая вишня. Растение, полностью покрытое белыми цветами представляется чем-то молодым, навинным и первозданным. Подобные образы придают хокку атмосферу таинственности и недосказанности.

Недаром европейцы считают, что хокку пробуждает зависть: сколько западных читателей мечтали так прогуливаться по жизни с блокнотиком в руке, отмечая здесь и там некие «впечатления», краткость которых была бы гарантией совершенства, а простота — критерием глубины (и все благодаря мифу, состоящему из двух частей, одна из которых — классическая — делает лаконизм измерением искусства, другая — романтическая — в импровизации усматривает правдивость). Будучи абсолютно понятным, хокку при этом ничего не сообщает, и именно благодаря этому двойному условию оно, кажется, преподносит себя смыслу с услужливостью воспитанного хозяина, который предлагает вам чувствовать себя у него как дома, принимая вас со всеми вашими привязанностями, ценностями и символами; это «отсутствие» хокку (в том смысле, какой имеется в виду, когда говорят об отвлеченном сознании, а не об уехавшем хозяине) чревато соблазном и падением — одним словом, сильным вожделением смысла.

Ворон сидит одиноко.

Перед грозой неземного цвета.

Где ты, Вселенная?

Днем суета. Ночью тусклые звезды.

Хайку это стиль классических лирических японских стихотворений вака, получивший распространение с 16 века.

В трех строчках — три плана перспективы.

Avartv. ru

19.05.2020 5:43:31

2020-05-19 05:43:31

Источники:

Https://avartv. ru/hokku-i-ih-smysl-yaponskoe-hokku-yaponskoe-hokku-o-prirode-stihi-hokku. html

Что такое Хайку? Как написать хокку: японская поэзия для всех Что такое хайку примеры. » /> » /> .keyword { color: red; } Японские стихи хокку о жизни на русском языке тайный смысл

Что такое Хайку? Как написать хокку: японская поэзия для всех Что такое хайку примеры

Что такое Хайку? Как написать хокку: японская поэзия для всех Что такое хайку примеры.

Япония — это страна с очень своеобразной культурой. Формированию ее в значительной мере поспособствовали особенности географического положения и геологические факторы. Японцы смогли обжить долины и побережье, однако постоянно страдают от тайфунов, землетрясений, цунами. Поэтому нет ничего удивительного в том, что их национальное сознание обожествляет природные силы, а поэтическая мысль стремится проникнуть в самую суть вещей. Это желание воплощается в лаконичных формах искусства.

Особенности японской поэзии

Прежде чем рассматривать примеры хокку, необходимо обратить внимание на особенности искусства Страны восходящего солнца. Лаконичность эта выражается по-разному. Она свойственна и японскому саду с его незаполненным пространством, и оригами, и произведениям живописи и поэзии. Главные принципы в искусстве Страны восходящего солнца — это естественность, недосказанность, а также минимализм.

В японском слова не рифмуются. Поэтому в данном языке не могла сложиться привычная для отечественного обывателя поэзия. Однако Страна восходящего солнца подарила миру не менее прекрасные произведения под названием хокку. В них сокрыта мудрость восточного народа, его непревзойденное умение познавать посредством природных явлений смысл бытия и сущность самого человека.

Хокку — поэтическое искусство Страны восходящего солнца

Бережное отношение японцев к своему прошлому, к наследию древности, а также строгое соблюдение правил и норм стихосложения превратило хокку в подлинный вид искусства. В Японии хокку является отдельным типом мастерства — например, как искусство каллиграфии. Свою подлинную емкость оно обрело в конце XVII века. На непревзойденную высоту сумел его поднять известный японский поэт Мацуо Басе.

Человек, который изображается в стихотворении, всегда находится на фоне природы. Хокку призвано передавать и показывать явления, но не называть их прямо. Эти коротенькие стихи иногда называют «картинами природы» в поэтическом искусстве. Неслучайно к хокку создавались и художественные полотна.

Размер

Немало читателей задаются вопросом о том, как написать хокку. Примеры этих стихотворений показывают: хокку — это коротенькое произведение, которое состоит всего лишь из трех строк. При этом первая строка должна содержать в себе пять слогов, вторая — семь, третья — также пять. В течение столетий хокку были основной поэтической формой. Краткость, смысловая емкость и обязательное обращение к природе — вот основные характеристики данного жанра. В действительности, правил сложения хокку намного больше. Сложно поверить, но в Японии искусству составления таких миниатюр обучались десятилетиями. И к этим занятиям также добавлялись уроки живописи.

Японцы также понимают хокку как произведение, состоящее из трех фраз по 5, 7, 5 слогов. Различие в восприятии этих стихотворений разными народами заключается в том, что на других языках обычно они записываются в три строки. По-японски же они пишутся в одну строку. А раньше их можно было увидеть и написанными сверху вниз.

Стихотворения хокку: примеры для детей

Нередко школьники получают на дом задание выучить или составить хокку. Эти короткие стихотворения легко читать и быстро запомнить. Это демонстрирует следующий пример хокку (2 класс — слишком раннее время, чтобы проходить японскую поэзию, однако в случае необходимости школьники могут обратиться к данному трехстишию):

Солнце заходит,
И паутинки тоже
В сумраке тают…

Автор этого лаконичного стихотворения — Басе. Несмотря на емкость трехстишия, читатель должен подключить воображение и частично принять участие в творческой работе японского поэта. Следующее хокку также написано Басе. В нем поэт изображает беззаботную жизнь маленькой птички:

В лугах привольных
Заливается песней жаворонок
Без трудов и забот…

Многие читатели задаются вопросом о том, как написать хокку на русском. Примеры данных трехстиший показывают, что одной из основных особенностей данного жанра поэзии является соотнесение внутреннего состояния человека с временем года. Это правило также можно использовать в сочинении собственных хокку. В правилах классического стихосложения обязательным было употребление особого «сезонного» слова — киго. Оно представляет собой слово или фразу, которое указывает на время года, описываемое в стихотворении.

Например, слово «снег» будет указывать на зиму. Фраза «Луна в дымке» может указывать на наступление весны. Упоминание о сакуре (японской вишне) будет также указывать на весну. Слово кинге — «золотые рыбки» — будет свидетельствовать о том, что поэт изображает в своем стихотворении лето. Этот обычай использования киго пришел в жанр хокку из других форм. Однако эти слова также помогают поэту выбрать лаконичные слова, придают смыслу произведения еще большую глубину.

Следующий пример хокку расскажет о лете:

Солнце сияет.
Птицы притихли в полдень.
Лето настало.

А прочитав следующее японское трехстишие, можно понять, что описываемым временем года является весна:

Вишня цветет.
Дали окутал туман.
Рассвет наступил.

Две части в трехстишии

Еще одной характерной особенностью хокку является использование «режущего слова», или кирэдзи. Для этого японские поэты использовали различные слова — например, я, кана, кэри. Однако они не переводятся на русский язык, поскольку имеют очень расплывчатое значение. По сути, они представляют собой некую смысловую отметку, которая делит трехстишие на две части. При переводе на другие языки обычно вместо кирэдзи ставится тире или же восклицательный знак.

Отступление от общепринятой нормы

Всегда находятся такие художники или поэты, которые стремятся нарушить общепринятые, классические правила. То же самое касается и написания хокку. Если стандарт написания этих трехстиший предполагает структуру 5-7-5, использование «режущих» и «сезонных» слов, то во все времена находились новаторы, которые в своем творчестве стремились игнорировать эти предписания. Есть мнение, что хокку, в которых нет сезонного слова, следует относить к группе сэнрю — юмористических трехстиший. Однако подобная категоризация не учитывает существования муки — хокку, в которых нет указания на сезон, и которые для раскрытия своего смысла в нем попросту не нуждается.

Хокку без сезонного слова

Рассмотрим пример хокку, который можно отнести к данной группе:

Кошка гуляет
По улице города,
Окна открыты.

Здесь указание на то, в какое именно время года животное ушло из дома, неважно — читатель может наблюдать картину ухода кошки из дому, дорисовывая в своем воображении полную картину. Может быть, дома что-то произошло, что хозяева не обратили внимания на открытое окно, и кошка, проскользнув в него, отправилась на долгую прогулку. Может, хозяйка дома с беспокойством ожидает, когда вернется ее четвероногая любимица. В данном примере хокку для описания чувств не обязательно указание времени года.

Всегда ли есть в японских трехстишиях скрытый смысл?

Рассматривая различные примеры хокку, можно увидеть всю простоту этих трехстиший. Во многих из них отсутствует скрытый смысл. Они описывают обычные явления природы, воспринимаемые поэтом. В следующем примере хокку на русском, автором которого является известный японский поэт Мацуо Басе, описывается картина природы:

На мертвой ветке
Чернеет ворон.
Осенний вечер.

Этим хокку отличаются от западной поэтической традиции. Во многих из них нет никакого скрытого смысла, они отражают собой истинные принципы дзэн-буддизма. На Западе принято всякую вещь наполнять скрытой символикой. В следующем примере хокку о природе, также написанным Басе, этого смысла не найти:

Иду по тропинке на гору.
О! Как чудесно!
Фиалка!

Общее и частное в хокку

Известно, что японскому народу свойственен культ природы. В Стране восходящего солнца к окружающему миру относятся совершенно по-особому — для ее жителей природа представляет собой отдельный одухотворенный мир. В хокку проявляется мотив всеобщей связи вещей. Конкретные вещи, которые описываются в трехстишиях, всегда связаны с общим круговоротом, они становятся частью череды бесконечных изменений. Даже четыре времени года японские поэты подразделяют на менее длительные подсезоны.

Первая капля
С неба упала на руку.
Приблизилась осень.

Джеймс Хэкет, который был одним из самых влиятельных западных сочинителей хокку, считал: в данных трехстишиях передаются ощущения такими, «какие они есть». А именно это и свойственно поэзии Басе, в которой показана непосредственность текущего момента. Хэкет дает следующие советы, следуя которым, можно написать собственное хокку:

    Источником стихотворения должна быть сама жизнь. В них можно и нужно описывать ежедневные события, которые на первый взгляд кажутся обычными. При составлении хокку следует созерцать природу в непосредственной близости. Необходимо отождествлять самого себя с тем, что описывается в трехстишии. Размышлять всегда лучше в одиночестве. Лучше использовать простой язык. Желательно упомянуть время года. Хокку должны быть простыми, ясными.

Хэкет говорил также о том, что всякому, кто хочет создавать красивые хокку, следует помнить о словах Басе: «Хокку — это палец, который указывает на Луну». Если этот палец будет украшен кольцами, то внимание зрителей будет приковано к этим драгоценностям, а не к небесному светилу. Пальцу не нужны никакие украшения. Иными словами, различные рифмы, метафоры, сравнения и другие литературные приемы лишние в хокку.

Традиционная японская лирическая поэзия

Что такое Хайку?

Хайку (яп. 俳句) — жанр традиционной японской лирической поэзии вака. В самостоятельный жанр эта поэзия, носившая тогда названиеХокку , выделилась в XVI веке; современное название было предложено в XIX веке. Один из самых известных представителей — Мацуо Басё.

Классические хайку строятся на соотнесении человека и мира природы; при этом природа должна быть определена относительно времени года — для этого в качестве обязательного элемента текста используется (яп. 季語, или «сезонное слово»). Чаще всего повествование ведётся в настоящем времени: автор представляет свои переживания. Рифмы в хайку в европейском понимании нет, поскольку здесь используются другие принципы построения стиха.

В русском языке обычно представляет собой трехстишие.

Оригинальное японское хайку состоит из 17 слогов (впрочем, уже у Басё встречаются отступления от нормы слогового состава), записанных в один столбец. Особыми разделительными словами — кирэдзи (яп. 切れ字 кирэдзи «режущее слово») — текст хайку делится в отношении 12:5 — либо на 5-м слоге, либо на 12-м. При переводе хайку на западные языки традиционно — с самого начала XX века — местам возможного появления кирэдзи соответствует разрыв строки, так что хайку представляет собой трёхстишие слоговой структуры 5-7-5. В 1970-е гг. американский переводчик хайку Хироаки Сато предложил в качестве более адекватного решения записывать переводы хайку как моностихи; вслед за ним канадский поэт и теоретик Кларенс Мацуо-Аллар заявил, что и оригинальные хайку, создаваемые на западных языках, должны быть однострочными. Встречаются — среди переводных и оригинальных хайку — и двустрочные тексты, тяготеющие к слоговой пропорции 2:1. Что касается слогового состава хайку, то к настоящему времени и среди переводчиков хайку, и среди авторов оригинальных хайку на разных языках сторонники соблюдения 17-сложности (и/или схемы 5-7-5) остались в меньшинстве; по общему мнению большинства теоретиков, единая слоговая мера для хайку на разных языках невозможна, потому что языки значительно отличаются друг от друга средней длиной слов и, следовательно, информационной ёмкостью одинакового количества слогов.

Часто в сборниках хайку каждое стихотворение печатается на отдельной странице. Это делается для того, чтобы читатель мог вдумчиво, не торопясь пропустить написанное сквозь свое восприятие, проникнуться атмосферой стихотворения.

Мастерством хайку считается в трех строках описать момент. Первая строка отвечает на вопрос «Где?», вторая на вопрос «Что?», третья на вопрос «Когда?». Но нередки и хайку без ответа на эти извечные вопросы, особенно когда они описывают чувства, состояния. В маленьком стихотворении каждое слово, каждый образ на счету, они приобретают особую весомость, значимость. Поэтому для хайку характерна символичность — знакомый всем язык чувств. Сказать много небольшим количеством слов-знаков — главный принцип хайку.

Философия хайку

Известный переводчик японской поэзии Соколова-Делюсина говорила: «В японском трёхстишии собрана вся суть японской культуры». В хайку очень сильны разнообразные влияния дзэн-буддизма. Собственно, хайку и есть один из видов искусства дзэн, тесно связанный с графикой хайга, икебаной и чайной церемонией. Хайку в классические времена всегда существовало как часть мира, в котором стихи вливаются в единый и сложный поток медитации. Отсюда такое значение неожиданности, озарения, умения увидеть необычное в обычном, вечное в сиюминутном в поэзии хайку. Поиск озарения привёл к созданию традиций поэтических путешествий. Постоянная смена впечатлений, естественная и неизбежная в дороге, идеально подходит для того, чтобы увидеть, ощутить и выразить в стихах что-то новое.

«Слова в хокку одни и те же, но жизнь безостановочна, и, стало быть, одни и те же слова не могут быть одними и теми же словами. Не может одно и то же слово прозвучать дважды, как не может дважды омыть ваши ноги одна и та же река, как не может дважды повториться одна и та же весна. Иначе эти стихи не удовлетворяли бы столь взыскательному вкусу читателей стольких поколений, не волновали бы сердца наших современников».

«Мир выражает себя через человека, призванного передать его беззвучный голос. Человек — Срединный между Небом и Землей, говорят даосы, „душа вещей“».

«Люди, что живут в этом мире, опутаны густой зарослью мирских дел; и всё, что лежит у них на сердце, — всё это высказывают они в связи с тем, что они слышат и что они видят»

«Это та правда, которую можно увидеть и услышать».

«Чем же нас так привлекает это бессмертное искусство слагать стихи из нескольких строк, дошедшее к нам из глубины веков, эта магия немногословности: простотой слова, концентрацией мысли, глубиной воображения или своей душой?»

История хайку в Японии

Слово «хокку» (яп. 発句, «начальная строфа») первоначально означало начальную строфу другой японской поэтической формы — (яп. 連歌 Рэнга , «нанизывание строф») — или первую строфу. С начала периода (XVII век) хокку стали рассматриваться и как самостоятельные произведения. Термин «хайку» предложил поэт и критик Масаока Сики в конце XIX века для различения этих форм.

Хайку демократизировали японскую поэзию, освободив поэтическое творчество от свода правил и влияния героического и придворного эпоса. Хайку, по сути, это первая часть танка, но писать трёхстишия было заведомо легче, чем пятистишия танка. К тому же, поскольку хайку были новым явлением, не было ещё никаких канонических школ, и поэты хайку были намного свободнее в своём творческом поиске, чем поэты, писавшие пятистишия. Хайку привлекли в поэзию образованных горожан, как бы «спустив» творчество вниз по социальной лестнице, сделав его доступным тем, кто не входил в дворянское сословие. Это была настоящая демократическая революция в искусстве.

Генетически хайку восходит к первой полустрофе танка (Хокку буквально — начальные стихи), от которого отличается простотой поэтического языка, отказом от прежних канонических правил. В своём становлении хайку прошло несколько этапов. Поэты Аракида Моритакэ (1465-1549) и Ямадзаки Сокан (1465-1553) представляли себе хокку как миниатюру чисто комического жанра (такие миниатюры впоследствии получили название. Заслуга превращения хокку в ведущий лирический жанр принадлежитМацуо Басё (1644-1694); основным содержанием хокку стала пейзажная лирика.

С именем Ёса Бусона (1716-1783) связано расширение тематики хокку. Параллельно в XVIII веке развиваются комические миниатюры, выделившиеся в самостоятельный сатирико-юмористический жанр сэнрю (яп. 川柳 Сэнрю: ? , фамилия популяризатора жанра). В конце XVIII — начале XIX веков Кобаяси Исса ввел в хайку гражданские мотивы, демократизировал тематику жанра.

В конце XIX — начале XX веков Масаока Сики приложил к хокку заимствованный из живописи метод сясэй (яп. 写生 Сясэй ? , «зарисовки с натуры»), способствовавший развитию реализма в жанре хайку.

Сегодня хайку продолжает быть популярным жанром поэзии. В дни празднования Нового года для привлечения удачи сочиняются хайку, посвящённые первому снегу в новом году или первому сну. Сегодня на волне повышения интереса к японской культуре развлечений появляется всё больше забавных и юмористических хайку. Например, героиня детского аниме-сериала «Дэко боко фурэндзу» (яп. でこぼこフレンズ) Фудзи Обаба (яп. ふじおばば) любит и пишет хайку. Высока популярность образовательных телевизионных программ NHK о хайку.

Первая женщина-писатель хайку из России

В японском городе Кумамото проводится «Кусамакура» — международный конкурс авторов хайку со всего мира. Платова Татьяна Юрьевна является первой российской женщиной-писательницей хайку, которая получила второй приз этого конкурса в декабре 2005 года.

История хайку на Западе

С 1960-х гг. жанр хайку получил широкую популярность на Западе. Но надо учитывать, что каждая национальная литература создаёт свой собственный вариант хайку, потому что подчиняется и ритму своего языка, и сложившимся поэтическим традициям. Например, в русской поэзии размещение стихотворения в одну строку вообще никогда не было принято. Даже в эпоху экспериментов начала двадцатого века таких попыток практически не было. Поэтому хайку, размещённое в одну строку, не вызывает в читателе ощущение поэтического слова. Общим остаются краткость стихотворения, отсутствие рифмы и стремление к максимальной выразительности образов и чувств. Между тем нет ни поэтических турниров, к которым привыкла Япония, ни стремления к каллиграфии, ни обязательного соучастия читателя-собеседника, ни тех чувств и ощущений, которые свойственны японцам, выросшим в традициях своей культуры. Нет, как правило, даже знания всех особенностей традиции хайку в их японском варианте, потому что любовь к изучению традиций вообще не свойственна искусству двадцатого века в его европейском варианте, всецело построенном на постоянном поиске и эксперименте. Это совсем другая поэзия, чем в Японии. Внешнее сходство не означает внутреннего тождества.

По сути, хайку в Европе чаще всего служит временным или постоянным развлечением для поэтов-любителей и лишь изредка становится формой творчества поэтов-профессионалов. Для любительской поэзии лаконичность формы хайку, отсутствие рифмы и строгих требований к стилистике очень удобны, потому что позволяют писать стихи практически любому человеку. Если хайку выражает мгновение или нечто постоянное, предъявить какие-либо критические требования можно, только в случае откровенной небрежности. Если же поэт-любитель выдержал минимум поэтической формы, доказать, что данное стихотворение имеет недостатки, практически невозможно. В этом смысле появление хайку точно так же демократизировало европейскую поэзию, как демократизировало фотографию появление цифровых технологий. Но обратной стороной демократизации, как всегда, становится размытость или почти полное исчезновение объективных критериев качества. В силу эпизодичности появления в профессиональном творчестве хайку находится в европейской культуре вне зоны действия профессиональной критики, поэтому дать оценку особенностям и масштабу таланта мастеров хайку из национальных европейских культур, как правило, некому. Хайку в Европе можно отнести скорее к числу самых известных фактов влияния Японии на европейскую культуру, чем к самостоятельной области искусства поэтического слова (наряду, например, с архитектурными элементами, японской кухней или восточными единоборствами).

    Мацуо Басё (1644-1694) Ёса Бусон (1716-1783) Кобаяси Исса (1763-1827) Масаока Сики (1867-1902) Такахама Кёси (1874-1959) Сайто Мокити (1882-1953) Танэда Сантока (1882-1940) Накамура Кусатао (1901-1983) Кага-но Тиё (1701-1775)

Друзья снова приветствую вас на портале обучения и саморазвития и сегодня мы снова будем изучать необычную поэзию хокку. В прошлый раз мы уже разбирали как писать именно, а теперь давайте более внимательно попробуем вникнуть в настоящие традиционные Японские традиции написания этих замечательных стихотворений, так как это направление поэзии возникло все-таки именно в этой замечательной восточной стране во времена средневековья.

Обычно утверждается, что как жанр хокку Возник в XV веке. А сам стиль Х окку дословно переводиться с Японского как «Начальные строки».

Изначально подобные стихи обычно писались в жанре «Рэнга » что переводиться как «сцепленные строки», но достаточно быстро хокку стали писаться и отдельно как самостоятельные стихи и стали довольно известным видом поэзии в тогдашней Японии.

Хокку Мацуо Басё

Одним из самых известных и гениальных поэтов писавших в стиле хокку и рэнга был Мацуо Басё ( 1644-1694). Он считается первым, кто начал писать трехстишия отдельно, и одним из лучших писателей хокку за всю историю.

Сам Басё рекомендовал начинать написание хокку С проникновения во внутреннюю жизнь предмета или явления , а после этого поэту просто надо было перенести это своё внутреннее состояние на бумагу. Если сделать это просто и немногословно, то это и будет хороший хокку.

Басе говорил о состоянии «саби» что в переводе озачает «просветленное одиночество» , оно позволяет поэту видеть внутреннюю красоту вещей и явлений, выраженную даже в очень простых формах. Сам Басё всегда жил скромно и очень много путешествовал, при этом не имел почти никакой собственности, хотя при этом был довольно знатного происхождения. До сих пор он остается одним из самых ярких примеров для подражания начинающих поэтов, прочтите несколько его хокку…

Старый пруд.
Прыгнула в воду лягушка.
Всплеск в тишине.

Прощальные стихи
На веере хотел я написать —
В руке сломался он.

А ну скорей, друзья!
Пойдем по первому снегу бродить,
Пока не свалимся с ног.

Еще одной из значительных личностей в истории хокку был Масаока Сики (1867-1902), именно он ввел еще одно альтернативное название «хайку» (haiku) что в переводе означает «комические стихи» . Масаока Сики провозглашал принцип объективности как самый главный, то есть образы и темы для хайку надо было брать из собственного реального опыта, а не из воображения.

Также в его понимании следовало по возможности убирать фигуру самого поэта и его суждения из текста хайку, а также минимизировать эпитеты и сложные слова. Вот несколько его известных хайку:

Чищу грушу —
Капли сладкого сока
Ползут по лезвию ножа

Убил паука,
И так одиноко стало
В холоде ночи

Груши в цвету…
А от дома после битвы
Лишь руины

Поэтому теперь мы будем называть наши стихи именно хокку, а не хайку, чтобы не ограничивать темы написания, до смешных и комических, так как я сам предпочитаю довольно часто писать на различные философские темы.

Также, хотелось бы остановиться на классической рекомендации Писать хокку в 3 строки, и 17 слогов .

Написание в 3 строки практически даже не обсуждается, это дает хокку необычный ритм и отличает его от других видов поэзии. Но несмотря на это иногда встречаются люди пишущие хокку даже в 1 строку, но это скорее наносит больше вреда хокку, чем пользы, поэтому мы остановимся все-таки на 3 строках.

1) Первая строчка говорит о чем пойдет речь.

2) Вторая раскрывает смысл первой.

3) Третья строка делает неожиданный вывод из всего этого.

Что глупей темноты!

Хотел светлячка поймать я —

И напоролся на шип.

Или такой стандартный пример:

Кладбищенский забор
Не может больше сдерживать
Напора тюльпанов!

В этом хокку также содержится и противопоставление живых и неживых объектов, что тоже вносит неплохое разнообразие и контраст в хокку. Но в любом случае Очень приветствуется, когда одна из строк очень сильно меняет суть самого хокку .

Есть и другие варианты расположения смысла по строкам. Легко можно сделать наоборот, ведь Часто для указания темы хокку достаточно только первой строки, а остальные строки уже могут подводить неожиданный итог. Например:

Но мой старый отец —

Масаока Сики

А вот со слогами в хокку гораздо меньше определенности. Да обычно хокку пишется в 17 слогов, а именно 5 из них в первой строке, 7 во второй, и снова 5 слогов в третьей строке.

Но это в идеале, а вот на практике даже сам великий Басё иногда не придерживался этой схемы, да и не только он, у других классиков хокку тоже встречается отхождения от традиционного размера.

В хокку важнее душа чем форма

Также есть много рекомендаций не слишком концентрироваться даже на этом аспекте написания, так как В хокку важнее душа, а не внешняя форма , вы же еще помнит что по традиции в хокку неважна даже рифма. Так что во имя хорошего хокку можно пренебречь и этим.

Но и это еще не всё, также многие исследователи и филологи отмечают, что само написание японскими иероглифами существенно отличается от написания на других языках по длительности, ритму и информативности.

Например, проблемы могут возникнуть даже при написании на русском или английском языках, обычно считается, что в среднем для сохранения такой же информативности как и в японском аналоге надо писать на русском языке немного более длинно и большее количество слогов, а На английском языке, например, наоборот более коротко .

Также обычно одинаковые японские иероглифы имеют больше различных значений, чем в русском языке, например один и тот же иероглиф может означать и «вечер» как время дня, и настроение, такое как «предаваться печали».

Поэтому создавать многозначительные, и с легким едва уловимым оттенком настроения хокку, Легче на японском , но как говориться мы не ищем легких путей, поэтому я предпочитаю придерживаться традиционного размера при написании хокку и на русском.

Хокку лучший тренажер для ума и воображения

Да и получается, что тогда написание хокку для нас превращается в еще Большую гимнастику для ума , чем для самих Японцев, так как нам приходиться умещать всю красоту чувств нашей сверх большой и широкой души, в еще меньшее количество слов.

Вообще Хокку как давно доказано развивают неординарное и индивидуальное мышление , поэтому сейчас написание хокку используется даже в психотерапии, так как при написании хокку человек пишет в основном Не словами, а образами и чувствами . Поэтому когда интеллект отходит на второй план, говорят что можно даже услышать свою душу, ну или просто как минимум расслабиться и морально отдохнуть от чрезмерного думания.

Так что наверно одно из самых замечательных и положительных влияний традиционного Японского хокку, Это умение открывать свою душу, и впускать в нее творческие прорывы вдохновения. И это действительно замечательное умение, так как известно, что все самые великие открытия, картины, стихи, музыка и многое другое появились на свет именно таким путем, а не путем напряженного обдумывания, которое зачастую только мешает выходу на свет вашей первозданной и чистой творческой энергии.

И действительно, как говорят эстеты, что практически Никогда шедевры не создаются путем просто идеальной техники и шаблонной работы , так что желаю научиться слышать себя и создавать шедевры во всем, чем вы занимаетесь, а не просто хорошо выполнять свою работу. Ну а для этого рекомендую меньше бояться, больше экспериментировать и расслабляться, ну и конечно же не забывайте тренироваться в сложении стихов хокку.

Ну а чтобы вооружить вас совсем «до зубов» и сделать почти профессионалами мудрости стихосложения, в следующий раз я дам ещё немало оставшихся традиционных Японских, а также наконец приведу много разных на разные темы от простой природы до сложной философии.

Хайку это стиль классических лирических японских стихотворений вака, получивший распространение с 16 века.

Особенности и примеры хайку

В отдельный жанр этот вид поэзии, называвшийся тогда хокку, оформился в 16 столетии; нынешнее название данный стиль получил в 19 веке благодаря поэту Масаока Сики. Известнейшим поэтом хайку во всем мире признан Мацуо Басё.

Как завидна их судьба!

К северу от суетного мира

Вишни зацвели в горах!

Разбила и гонит прочь

Строение и стилистические особенности жанра хайку (хокку)

Настоящее японское хайку представляет собой 17 слогов, которые образуют одну колонку иероглифов. Специальными разграничивающими словами кирэдзи (яп. «режущее слово») — стих хайку разбивается в пропорции 12:5 на 5-ом слоге, или на 12-ом.

Хайку на японском (Басё):

かれ朶に烏の とまりけり 秋の暮

Караээда никарасу но томарикэри аки но курэ

Ворон сидит одиноко.

При переводе стихов хайку на языки западных стран кирэдзи заменяют разрывом строки, поэтому хайку принимают вид трёхстишия. Среди хайку очень редко можно встретить и стихи, состоящие из двух строк, составленные в отношении 2:1. Нынешние хайку, которые составлены на языках стран запада, как правило, включают в себя менее 17-ти слогов, в то время как хайку, написанные на русском языке могут иметь большую длину.

В оригинальном хайку особое значение имеет образ, связанный с природой, который сопоставляется с человеческой жизнью. В стихе обозначают время года, применяя необходимое сезонное слово киго. Хайку составляют лишь в настоящем времени: автор пишет о своих личных ощущениях от только что произошедшего события. У классического хокку отсутствует название и оно не использует распространенные в поэзии запада художественно-выразительные средства (например, рифму), но применяет некоторые особые приёмы, созданные национальной поэзией Японии. Мастерство создания стихов хайку заключается в искусстве в трех строках описать свое чувство или мгновение жизни. В японском трехстишии каждое слово и любой образ на счету, они имеют больщое значение и ценность. Основное правило хайку — выразить все свои чувства, применяя минимум слов.

В сборниках хокку каждый стих зачастую размещается на индивидуальной странице. Так делают для того, чтобы читатель смог сосредоточенно, без спешки, прочувствовать атмосферу хайку.

Фотография хайку на японском

Хокку видео

Видео с примерами японской поэзии про сакуру.

Нет больших чудовищ, нежели Герои.

Для всех, кто думает, что «он написал хокку»..

Помимо пресловутого 5-7-5 хокку прежде всего — это момент жизни. это «здесь и сейчас». И это «здесь и сейчас» намного важнее 5-7-5.
Зарождение жанра в мире, где постижение самости достигается путем отречения от нее, обретение индивидуальности — через приобщение к однородной внешней атрибутике, а обретение свободы — путем аскетизма и самоограничения, привело к тому, что через скупость слов автор сообщает только то, что действительно есть, вышелушивая лишние слова, и оставляя только то, что необходимо. В хокку исключается «я», восприятие реальности через хокку сводится к восприятию момента и действия, происходящего непосредственно перед нами, и читатель наполняет собственной точкой зрения и фантазией каркас из времени, действия и окружающей действительности. Таким образом читатель становится со-творцом автора. А автор — со-творцом того, кто сотворил вселенную, наблюдая момент ее проявления. «Я» в хокку присутствует лишь как еще один кусочек вселенной, как птица или ветер, свет солнца или плеск волны. Как явление, а не как трансформирующий реальность призмой своего восприятия самовлюбленный эгоцентрик. Читая хокку, мы видим то, что есть, то, чему стал свидетелем автор, а не то, что он хотел сказать по этому поводу, не то, как он это понял или почувствовал. Мы сами — чувствуем и видим то, что видел он. И наши чувства не обязаны быть такими же, как в тот момент у автора. Потому что он не навязывает нам свое восприятие, но предлагает воспринять самим, разделить с ним этот момент.

Хокку является одним из самых известных и наиболее распространенных жанров японской поэзии. Правда, смысл коротких трехстрочных стихов постичь под силу далеко не каждому, так как в них заключена глубинная связь природы и человека. Оценить, насколько эти стихи прекрасны и возвышенны, могут лишь очень чувственные и утонченные натуры, которым, к тому же, свойственна наблюдательность. Ведь хокку – это всего лишь одно мгновение жизни, запечатленное в словах. И если человек никогда не обращал внимания на восход солнца, шум прибоя или же ночную песню сверчка, то проникнуться красотой и лаконичностью хокку ему будет весьма сложно.

Аналогов стихам хокку нет ни в одной поэзии мира. Объясняется это тем, что у японцев особое мировоззрение, весьма аутентичная и самобытная культура, иные принципы воспитания. По своей натуре представители этой нации – философы и созерцатели. В моменты наивысшего подъема у таких людей рождаются стихи, известные во всем мире, как хокку.

Принцип их создания достаточно прост и, в то же время, сложен. Стихотворение состоит из трех коротких строчек, первая из которых содержит исходную информацию о месте, времени и сути события. В свою очередь, вторая строка раскрывает смысл первой, наполняя мгновение особым очарованием. Третья же строка представляет собой выводы, которые очень часто отражают отношение автора к происходящему, поэтому могут быть весьма неожиданными и оригинальными. Таким образом, первые две строчки стихотворения носят описательный характер, а последняя передает ощущения, которые навеяло на человека то, что он увидел.

В японской поэзии существуют довольно жесткие правила написания хокку, которые основаны на таких принципах, как ритм, техника дыхания и особенности языка. Так, подлинные японские хокку создаются по принципу 5-7-5. Это означает, что в первой и последней строчке должно быть ровно по пять слогов, а во второй – семь. Кроме этого, все стихотворение должно состоять из 17 слов. Естественно, что соблюсти эти правила могут лишь люди, которые не только обладают богатым воображением и лишенным условностей внутренним миром, но и великолепным литературным слогом, а также умением емко и красочно излагать свои мысли.

Стоит отметить, что правило 5-7-5 не распространяется на стихи хокку, если они создаются на других языках. Связано это, в первую очередь, с лингвистическими особенностями японской речи, ее ритмом и певучестью. Поэтому хокку, написанные на русском языке, могут содержать в каждой строчке произвольное количество слогов. То же самое касается и количества слов. Неизменным остается лишь трехстрочная форма стихотворения, в котором отсутствует рифма, но при этом фразы строятся таким образом, что создают особый ритм, передавая слушателю некий импульс, заставляющий человека мысленно нарисовать картинно того, что он услышал.

Существует еще одно правило хокку, которого, впрочем, авторы придерживаются по собственному усмотрению. Оно заключается в контрастности фраз, когда живое соседствует с мертвым, а сила природы противостоит умению человека. Однако стоит отметить, что контрастные хокку обладают гораздо большей образностью и притягательностью, создавая в воображении читателя либо слушателя причудливые картины мироздания.

Написание хокку не требует целенаправленных усилий и концентрации внимания. Процесс написания подобных стихов происходит не по воле сознания, а продиктован нашим подсознанием. Только мимолетные фразы, навеянные увиденным, могут в полной мере соответствовать концепции хокку и претендовать на звание литературных шедевров.
Pishi-stihi. ru/pravila-napisaniya-hokku. html

Один из самых известных жанров японской поэзии — Хокку, постичь их тайный смысл написания способен не каждый. Мы постараемся объяснить основные принципы написания хокку, они обычно состоят из трехстрочного изречения. В японской истории Хокку олицетворяет вечную неразрывную связь человека и природы. Существуют правила написания хокку, которые невозможно нарушить. Первая строка должна состоять из пяти слогов, вторая из семи, третья, как и первая – из пяти. Всего же хокку должно состоять из 17 слогов.

Однако в русском языке стилистика текста соблюдается редко. Соблюдения этого правила не важно, помните, что русские и японский языки различны, в японском и русском языке разное произношение, ритмический рисунок слов, тембр, рифма и ритм, а значит и написание хокку на русском будет очень сильно отличаться от их написания на японском языке.

Хокку самый уникальный жанр в поэзии всех народов, он несет в себе всего одно мгновение. Первая строка предоставляет начальную информацию, позволяет представить, о чем пойдет речь дальше, вторая раскрывает смысл первой, а вот третья придает стихотворению особый колорит, третья же строка является неожиданным выводом всего произведения.

Кладбищенский забор
Не может больше сдерживать
Напора тюльпанов!

Здесь чувствуется контраст мертвого и живого. Самое интересное, что мысль стихотворения не высказывается напрямую, а выбирает извилистые дороги. Именно это придает хокку ощущение картины, которую мы видим перед глазами. Существует несколько проблем, с которыми можно столкнуться при написании хокку. Первая – отсутствие контраста, вторая огромное насыщение словами, частое повторение похожих схем и вопросов, и самая распространенная – концентрация на себе.

Ветер сдул мою шапку —
Я бросился следом
По улице.

Это легко исправить, заменив некоторые слова и местоимения:

Мартовский ветер —
По улице катится
Моя шапка.

Каждый может задаться вопросом: а для чего вообще нужны хокку? Хокку развивают неординарное мышление, помогут разобраться в начальных азах поэзии. Тем более хокку используется в психотерапии. Уже давно психотерапевты узнают о том, что творится в душе человека. С помощью этих замысловатых стихов можно многое рассказать как о подсознании, так и проблемах человека, можно узнать, как человек воспринимает окружающий мир. Сочиняя хокку можно за пределы реальности, расслабиться и морально отдохнуть. Самое главное чтобы написать стихотворение хокку не нужно долго думать, стихи льются из вашего подсознания, возникают они мимолетно. Иногда они настолько быстро возникают, что каждая написанная вами строка является практически шедевром искусства. Главное открыть душу и запустить в нее порывы вдохновения…

Японская поэзия всегда тяготела к краткости.

Для понимания хокку важно познакомиться с особенностями образа жизни японцев, их философского восприятия мира.

Время рождения хокку совпало в Японии со временем необычайного расцвета дзен-буддизма (17 век), который веком раньше получил статус государственной религии. И это совпадение не случайно: дзен и хокку связаны неразрывно.

Цель практики Дзен — САТОРИ — озарение, просветление, достижение — это означало, что истина доступна человеку здесь и сейчас, надо только суметь ее увидеть.

Но каждому озарению предшествовали годы ослушания. Поэзия, созданная духом Дзен, лишь часть ежедневной практики, результат которой — полная гармония с окружающим миром.

В конце первого тысячелетия ведущим жанром в японской поэзии стала ТАНКА, что значит «короткая песня». В танке воспевали все достойные внимания события — цветение сакуры, свидание с любимой, расставание с ней же и даже назначение на должность. Последние две строки танки — АГАКУ — отделялись паузой от первых трех — хокку, что означает «начальный стих».

Хокку писали и как отдельный жанр. Впоследствии за хокку закрепилось и другое имя — «хайку», что означает «комические стихи» (первоначально трехстишия носили шуточный характер).

Позднее хокку стали преимущественно лирическими стихотворениями о природе.

Существуют правила написания хокку:

1. Каждое хокку имеет три строки.

2. В первой и третьей строке по 5 слогов, в средней — 7 слогов.

3. Хокку строится вокруг КИТО — слов, указывающих на время года.

4. Части композиции связываются мимолетным переживанием.

Хокку стало возможностью выразить свое душевное состояние или впечатление. На первое место выдвинулась тема САБИ — просветленного одиночества, покоя, отрешенности от мира суетного бытия, размышления о бренности мира, превратностях судьбы, а так же пейзажная лирика.

Поэзия, чайная церемония и воинское искусство — все росло из одной сердцевины — невозмутимости духа, дзенской отрешенности, оборотной стороной которой было пристальное внимание к миру, способность видеть «вечность в чашечке цветка». Умение восхищаться красотой бренного мира облагораживало каждое мгновение существования, вплоть до последнего мига. Недаром у самураев был распространен обычай слагать перед смертью прощальное стихотворение.

Катаока Такафуса сложил, уходя на смерть, строки:

Легче гусиного пуха

Признанный классик японской поэзии 17 века — Мацуэ Басе.

Как же это, друзья?

Человек глядит на вишни в цвету,

А на поясе длинный меч!

Как разлилась река!

Цапля бредет на коротких ножках —

По колено в воде…

Снова встают с земли,

Тусклея во мгле, хризантемы,

Прибитые сильным ветром.

О, сколько их на полях!

Но каждый цветет по-своему, —

В этом высший подвиг цветка!

Отчего я так сильно

Этой осенью старость почуял?

Где, на каком они дереве,

Эти цветы — не знаю,

Но ароматом повеяло.

Дзен-буддистская философия полагала, что человек рождается чистым, свободным от условностей и лишь в течение жизни этими условностями «замутняется». Общение с красотой очищает — верили японцы еще в древности. А красоту можно найти во всем, что окружает — это индивидуально для каждого.

Красота способствует чувствованию.

Хокку — способ самопознания и самовыражения. Это творческое состояние — БЫТЬ.

Рекомендуем статьи по теме

история белоруса, прошедшего афган

драники на английском языке национальный белорусский рецепт на английском

названа криминальная столица беларуси самый опасный город в беларуси

Присоединяйтесь к нашим сообществам в социальных сетях

© 2022
Goaravetisyan. ru
Все права защищены. Возрастной рейтинг 16+

Присоединяйтесь к нашим сообществам
В социальных сетях

Женский журнал о красоте и моде

Контактные данные для государственных органов (в том числе, для Роскомнадзора):
E-mail:

Женский журнал о красоте и моде

человек, прошедший печи, решился на признание: «меня опускали лицом в г… о

Человек, прошедший Печи, решился на признание: «Меня опускали лицом в г… о

согласные звуки русского языка (твердые-мягкие, звонкие-глухие, парные-не парные, шипящие, свистящие)

Согласные звуки русского языка (твердые-мягкие, звонкие-глухие, парные-не парные, шипящие, свистящие)

колледжи беларуси справочник средне специальных учебных заведений беларуси

Колледжи беларуси Справочник средне специальных учебных заведений беларуси

Согласные звуки русского языка (твердые-мягкие, звонкие-глухие, парные-не парные, шипящие, свистящие)

Что такое Хайку? Как написать хокку: японская поэзия для всех Что такое хайку примеры.

Япония — это страна с очень своеобразной культурой. Формированию ее в значительной мере поспособствовали особенности географического положения и геологические факторы. Японцы смогли обжить долины и побережье, однако постоянно страдают от тайфунов, землетрясений, цунами. Поэтому нет ничего удивительного в том, что их национальное сознание обожествляет природные силы, а поэтическая мысль стремится проникнуть в самую суть вещей. Это желание воплощается в лаконичных формах искусства.

Прежде чем рассматривать примеры хокку, необходимо обратить внимание на особенности искусства Страны восходящего солнца. Лаконичность эта выражается по-разному. Она свойственна и японскому саду с его незаполненным пространством, и оригами, и произведениям живописи и поэзии. Главные принципы в искусстве Страны восходящего солнца — это естественность, недосказанность, а также минимализм.

В японском слова не рифмуются. Поэтому в данном языке не могла сложиться привычная для отечественного обывателя поэзия. Однако Страна восходящего солнца подарила миру не менее прекрасные произведения под названием хокку. В них сокрыта мудрость восточного народа, его непревзойденное умение познавать посредством природных явлений смысл бытия и сущность самого человека.

«Слова в хокку одни и те же, но жизнь безостановочна, и, стало быть, одни и те же слова не могут быть одними и теми же словами. Не может одно и то же слово прозвучать дважды, как не может дважды омыть ваши ноги одна и та же река, как не может дважды повториться одна и та же весна. Иначе эти стихи не удовлетворяли бы столь взыскательному вкусу читателей стольких поколений, не волновали бы сердца наших современников».

Философия хайку.

Goaravetisyan. ru

24.07.2017 7:39:37

2017-07-24 07:39:37

Источники:

Https://goaravetisyan. ru/chto-takoe-haiku-kak-napisat-hokku-yaponskaya-poeziya-dlya-vseh-chto-takoe-haiku/

Правила написания хокку » /> » /> .keyword { color: red; } Японские стихи хокку о жизни на русском языке тайный смысл

Правила написания хокку

Правила написания хокку

Хокку является одним из самых известных и наиболее распространенных жанров японской поэзии. Правда, смысл коротких трехстрочных стихов постичь под силу далеко не каждому, так как в них заключена глубинная связь природы и человека. Оценить, насколько эти стихи прекрасны и возвышенны, могут лишь очень чувственные и утонченные натуры, которым, к тому же, свойственна наблюдательность. Ведь хокку – это всего лишь одно мгновение жизни, запечатленное в словах. И если человек никогда не обращал внимания на восход солнца, шум прибоя или же ночную песню сверчка, то проникнуться красотой и лаконичностью хокку ему будет весьма сложно.

Аналогов стихам хокку нет ни в одной поэзии мира. Объясняется это тем, что у японцев особое мировоззрение, весьма аутентичная и самобытная культура, иные принципы воспитания. По своей натуре представители этой нации – философы и созерцатели. В моменты наивысшего подъема у таких людей рождаются стихи, известные во всем мире, как хокку.

Принцип их создания достаточно прост и, в то же время, сложен. Стихотворение состоит из трех коротких строчек, первая из которых содержит исходную информацию о месте, времени и сути события. В свою очередь, вторая строка раскрывает смысл первой, наполняя мгновение особым очарованием. Третья же строка представляет собой выводы, которые очень часто отражают отношение автора к происходящему, поэтому могут быть весьма неожиданными и оригинальными. Таким образом, первые две строчки стихотворения носят описательный характер, а последняя передает ощущения, которые навеяло на человека то, что он увидел.

В японской поэзии существуют довольно жесткие правила написания хокку, которые основаны на таких принципах, как ритм, техника дыхания и особенности языка. Так, подлинные японские хокку создаются по принципу 5-7-5. Это означает, что в первой и последней строчке должно быть ровно по пять слогов, а во второй – семь. Кроме этого, все стихотворение должно состоять из 17 слов. Естественно, что соблюсти эти правила могут лишь люди, которые не только обладают богатым воображением и лишенным условностей внутренним миром, но и великолепным литературным слогом, а также умением емко и красочно излагать свои мысли.

Стоит отметить, что Правило 5-7-5 не распространяется на стихи хокку, если они создаются на других языках. Связано это, в первую очередь, с лингвистическими особенностями японской речи, ее ритмом и певучестью. Поэтому хокку, написанные на русском языке, могут содержать в каждой строчке произвольное количество слогов. То же самое касается и количества слов. Неизменным остается лишь трехстрочная форма стихотворения, в котором отсутствует рифма, но при этом фразы строятся таким образом, что создают особый ритм, передавая слушателю некий импульс, заставляющий человека мысленно нарисовать картинно того, что он услышал.

Существует еще одно правило хокку, которого, впрочем, авторы придерживаются по собственному усмотрению. Оно заключается в контрастности фраз, когда живое соседствует с мертвым, а сила природы противостоит умению человека. Однако стоит отметить, что контрастные хокку обладают гораздо большей образностью и притягательностью, создавая в воображении читателя либо слушателя причудливые картины мироздания.

Написание хокку не требует целенаправленных усилий и концентрации внимания. Процесс написания подобных стихов происходит не по воле сознания, а продиктован нашим подсознанием. Только мимолетные фразы, навеянные увиденным, могут в полной мере соответствовать концепции хокку и претендовать на звание литературных шедевров.

Существует еще одно правило хокку, которого, впрочем, авторы придерживаются по собственному усмотрению.

Pishi-stihi. ru

15.11.2017 20:07:16

2017-11-15 20:07:16

Источники:

Https://pishi-stihi. ru/pravila-napisaniya-hokku. html

Вверх, до самых высот. Японская поэзия. Хокку » /> » /> .keyword { color: red; } Японские стихи хокку о жизни на русском языке тайный смысл

Вверх, до самых высот. Японская поэзия. Хокку

Вверх, до самых высот. Японская поэзия. Хокку

Обращаем Ваше внимание, что в соответствии с Федеральным законом N 273-ФЗ «Об образовании в Российской Федерации» в организациях, осуществляющих образовательную деятельность, организовывается обучение и воспитание обучающихся с ОВЗ как совместно с другими обучающимися, так и в отдельных классах или группах.

Рабочие листы и материалы для учителей и воспитателей

Более 2 500 дидактических материалов для школьного и домашнего обучения

    Онлайн
    Формат Диплом
    Гособразца Помощь в трудоустройстве

Видеолекции для
Профессионалов

    Свидетельства для портфолио Вечный доступ за 120 рублей 311 видеолекции для каждого

сертификат

Выберите документ из архива для просмотра:

06 The Search. mp3

Выбранный для просмотра документ Вверх, до самых высот (Японская поэзия. Хокку..ppt

вверх, до самых высот… японская поэзия. хокку.

Курс повышения квалификации

Преподавание русского языка как неродного в образовательном учреждении

Курс профессиональной переподготовки

Русский язык и литература: теория и методика преподавания в образовательной организации

    Сейчас обучается 1017 человек из 82 регионов

Курс повышения квалификации

Анализ урока как инструмент развития профессиональных компетенций учителя в соответствии с требованиями ФГОС

    Сейчас обучается 20 человек из 13 регионов

«Домашнее обучение. Лайфхаки для родителей»

«Учись, играя: эффективное обучение иностранным языкам дошкольников»

Свидетельство и скидка на обучение
Каждому участнику

Описание презентации по отдельным слайдам:

вверх, до самых высот… японская поэзия. хокку.

Вверх, до самых высот… Японская поэзия. Хокку.

тихо, тихо ползи, улитка, по склону фудзи, вверх, до самых высот!

Тихо, тихо ползи, Улитка, по склону Фудзи, Вверх, до самых высот!

видели все на свете мои глаза — и вернулись к вам, белые хризантемы.

Видели все на свете Мои глаза — и вернулись К вам, белые хризантемы.

хризантемы

герб японии

японская монета с изображением хризантемы

Японская монета с изображением хризантемы

орден хризантемы

хризантемы «подобны одиноким вершинам с их чувством собственного достоинства.

Хризантемы «подобны одиноким вершинам с их чувством собственного достоинства и покоем, они словно благородные люди с их чувством долга. Такие растения уникальны — они возвышаются над пошлостью и воплощают сущность осени». «Слово о живописи из Сада с горчичное зерно»

видели все на свете мои глаза — и вернулись к вам, белые хризантемы.

Видели все на свете Мои глаза — и вернулись К вам, белые хризантемы.

в лунную ночь загорелась на небосклоне среди прочих моя звезда… волны лет ухо.

В лунную ночь Загорелась на небосклоне Среди прочих моя звезда… Волны лет уходящих, Вздымаясь, катятся вдаль — Ночное небо. Такахама Кёси

танка —стихотворение из 5 строк и 31 слога (5 -7- 5-7-7 - так расположены обы.

Танка —стихотворение из 5 строк и 31 слога (5 -7- 5-7-7 — так расположены обычно слоги по строчкам).

я, полон грусти, расстаюсь с тобой, слезинки светлые дрожат на руках как яшм.

Я, полон грусти, расстаюсь с тобой, Слезинки светлые дрожат на руках Как яшма белая. Я их возьму с собой. Пусть это будет память о тебе. Неизвестный автор

хокку – это жанр японской поэзии. она не похожа на наши стихи, потому что в.

Хокку – это жанр японской поэзии. Она не похожа на наши стихи, потому что в японском языке ударение в словах не силовые, как в русском языке, а музыкальное. Хокку состоит из 3-х строк, в первой строке 5 слогов, во второй – 7. а в третьей снова 5. (5-7-5) Что такое хокку?

японцы говорят: «пустые места на свитке исполнены большего смысла, чем то, чт.

Японцы говорят: «Пустые места на свитке исполнены большего смысла, чем то, что начертала кисть».

японские поэты. хокку прочно утвердилось в японской поэзии во второй половин.

Японские поэты. Хокку прочно утвердилось в японской поэзии во второй половине 17 века. На непревзойдённую высоту поднял его великий поэт Японии Мацуо Басё (1614-1694), создатель не только поэзии хокку, но и целой эстетической школы. Творчество Басе отражает жизнь во всех её красочных подробностях. Стихи Басё и ныне знает каждый культурный японец.

 мацуо басё (1614 -1694)

Мацуо Басё (1614 -1694)

над ручьём весь день ловит, ловит стрекоза собственную тень басё

Над ручьём весь день Ловит, ловит стрекоза Собственную тень Басё

 ёса бусон (1716 – 1783)

Ёса Бусон (1716 – 1783)

 кобаяси исса (1769-1827)

Кобаяси Исса (1769-1827)

 масаока шики (сики) (1867 – 1902)

Масаока Шики (Сики) (1867 – 1902)

 этнография изучает традиции, привычки, образ жизни людей

Этнография изучает традиции, привычки, образ жизни людей

как вишни расцвели! они с коня согнали и князя-гордеца…

Как вишни расцвели! Они с коня согнали И князя-гордеца…

икебана переводится как «вторая жизнь», «второе рождение» цветов

Икебана переводится как «вторая жизнь», «второе рождение» цветов

как вишни расцвели! они с коня согнали и князя-гордеца…

Как вишни расцвели! Они с коня согнали И князя-гордеца…

срезал пион – и себе настроенье испортил на целый вечер. бусон

Срезал пион – И себе настроенье испортил На целый вечер. Бусон

я поднялся на холм, полон грусти – и что же: там шиповник в цвету! бусон

Я поднялся на холм, Полон грусти – и что же: Там шиповник в цвету! Бусон

 с ветки на ветку тихо сбегают капли… дождик весенний! басё

С ветки на ветку Тихо сбегают капли… Дождик весенний! Басё

на руке у меня прохладный, зеленоватый огонёк светляка шики

На руке у меня Прохладный, зеленоватый Огонёк светляка Шики

на голой ветке ворон сидит одиноко… осенний вечер! басё

На голой ветке Ворон сидит одиноко… Осенний вечер! Басё

лёд растаял в пруду, и снова зажили дружно вода с водою. басё андо хиросигэ.

Лёд растаял в пруду, И снова зажили дружно Вода с водою. Басё Андо Хиросигэ. Из серии «Весна»

 жаворонок поёт звонким ударом по чаще вторит ему фазан. басё

Жаворонок поёт Звонким ударом по чаще Вторит ему фазан. Басё

опустели поля- только где-то вдали маячат хохолки журавлей… шики

Опустели поля — Только где-то вдали маячат Хохолки журавлей… Шики

 ночной снегопад окончился – как засверкали дома, деревья! тококу

Ночной снегопад Окончился – как засверкали Дома, деревья! Тококу

игра «третья строчка». придумать самим третью строчку стихотворения: тие-ни с.

Игра «Третья строчка». Придумать самим третью строчку стихотворения: Тие-ни СВОЁ ОТРАЖЕНЬЕ СТРЕКОЗА УВИДЕЛА В РУЧЬЕ – (и ловит, ловит…) Басё БАБОЧКА, НЕ СПИ! НУ, ПРОСНИСЬ ЖЕ ПОСКОРЕЕ – (давай с тобой дружить!)

басё как тяжёл первый снег! опустились и грустно поникли (листья нарциссов…).

Басё КАК ТЯЖЁЛ ПЕРВЫЙ СНЕГ! ОПУСТИЛИСЬ И ГРУСТНО ПОНИКЛИ (Листья нарциссов…) Басё ПЕРВЫЙ ЗИМНИЙ ДОЖДЬ. ОБЕЗЬЯНКА И ТА НЕ ПРОТИВ (соломенный плащик надеть…) Басё ДАЖЕ СЕРОЙ ВОРОНЕ ЭТО УТРО К ЛИЦУ – (ишь, как похорошела!)

всматривайтесь в привычное – и вы увидите неожиданное, всматривайтесь в некра.

Всматривайтесь в привычное – и вы увидите неожиданное, Всматривайтесь в некрасивое – и вы увидите красивое, Всматривайтесь в простое – и вы увидите сложное, Всматривайтесь в малое – и вы увидите великое.

вверх, до самых высот!

Вверх, до самых высот!

тест хокку – жанр… а. японской поэзии б. китайской поэзии в. индийской поэзи.

Тест Хокку – жанр… а. японской поэзии б. китайской поэзии в. индийской поэзии Из какого жанра родилось хокку? а) б) из танка в) Сколько в каждом стихе хокку слогов? а) 3-6-6 б) 5-7-5 в) 7-7-5 С каким жанром роднит хокку краткость? а) пословицы б) сказка в) элегия Основатель хокку а) Мацуо Басё б) Кобаяси Исса в) Масаока Шики (Сики)

подведем итоги… на этом уроке вы познакомились с творчеством японских поэтов.

Подведем итоги… На этом уроке вы познакомились с творчеством японских поэтов. Узнали, что хокку (или хайку) – японское лирическое стихотворение о природе. Этот жанр прочно утвердился в японской поэзии во второй половине 17 века В хокку всегда три строки. 17 слогов (5 – 7 – 5). Нет слогового ударения, только логическое. Рифма отсутствует. Японские поэты будят мысль читателя, направляют её, и это даёт читателю свободу в понимании поэтических образов хокку.

Выбранный для просмотра документ Урок. Японская поэзия. doc

Титова Ирина Константиновна, учитель 1 категроии МБОУ «Половодовская ООШ», Соликамский район, Пермский край

«Вверх, до самых высот»

(Японская поэзия. Хокку.)

Урок внеклассного чтения

Концептуальная: развитие эмоционально-чувственной сферы учащихся.

Стратегическая: знакомство с элементами культуры Японии, с одним из жанров японской поэзии хокку.

Познакомиться с особенностями японской поэзии.

Научиться анализировать хокку.

Развивать творчество в учебной деятельности учащихся.

Оборудование:

Использование мультимедийной презентации;

Сборники стихов японской поэзии;

Книги по аранжировке цветов;

Открытки с композициями о стиле икебана:

На столе учителя композиция из веток.

Вступительное слово учителя:

— Сегодня мы начинаем разговор о японской поэзии, а в связи с ней и о тра­дициях Японии. Нам предстоит знакомст­во со своеобразным национальным поэти­ческим жанром — хокку, или хайку, нерифмованными стихами из трех строк.

Мне очень хочется, ребята, чтобы эти сти­хи, пережившие века, стали знакомы и понятны вам.

Чтобы по-настоящему понять хокку, о которых пойдет речь на уроке, ма­ло просто открыть книгу и прочесть ее. Чтение стихов подряд и в большом коли­честве удовольствия у читателя не вызо­вет; образы смешаются, монотонный ритм утомит. С каждым стихотворением нужно знакомиться не спеша, стараясь оценить его достоинства, любуясь каждым словом. Именно так предписывает читать япон­ские стихи древняя традиция. И мы ей попробуем следовать.

Но прежде, я расскажу вам о своём детстве…

Много лет назад, когда я была такой же, как вы, моя любознательность застави­ла меня читать все подряд: книги, справо­чники, словари. И случайно в отрывном календаре я увидела маленькое стихотворение, переведенное с японско­го языка — всего три строчки!

А так как я была примерно в вашем возрасте, у меня появилось чувство легкой зависти к японским ребятам: хорошо им учить такие стихи, не то что нам — по целой стра­нице. И с тех пор часто мыс­ленно повторяла строчки, кото­рые почему-то запомнились так: «Тихо, тихо, ползи, Улитка, Ты на гору Фудзияма».

Я представля­ла огромную гору со снежной вершиной и на ней маленькую улитку

Став старше, я узнала о том, что для японцев Фудзияма — священная гора: многие верующие люди для исцеления от бо­лезней, для избавления от беды дают обет от подножия на коленях добраться до самой вершины.

Я пыталась догадаться: о чём же идет речь в стихотворении: о маленькой улитке или о челове­ке?

Может мы Порассуждаем об этом?

Недавно мне удалось прочесть еще раз все стихотворение целиком. Оказывается, его написал поэт XVIII века Исса:

СЛАЙД 2 (щелчок)

Тихо, тихо Ползи,

Улитка, по склону Фудзи,

Вверх, до самых Высот!

А представьте, что Речь идёт о человеке, тогда как можно воспринять это стихотворение?

(Высказывания детей)

Вы правы – это совет! Итак, какой совет можно дать человеку? (Пусть ты мал и одинок в этом мире, но упорством и терпением можешь до­стичь своих вершин).

Давайте послушаем второе стихотворение.

Оно связано с моим увлечением цветами. Каждую осень, когда в природе уже всё уснуло, выпал снег и превратилась в лёд вода, в цветочных киосках можно увидеть белоснежные хризантемы . И я любуюсь этими цветами и вспоминаю строки:

Видели всё на свете

Мои глаза — и вернулись

К вам, белые хризантемы.

— Как вы думаете, о чём это стихотворение?

Высказывания детей

Трудно? А может, вам будет проще, если я расскажу вам об этом цветке.

« Если хочешь быть счастлив всю жизнь – выращивай хризантемы» – гласит восточная мудрость. Впервые эти цветы появились в садах Китая много столе­тий назад. Первое письменное упоминание об этих растениях встречается в произведениях Конфуция «Весна и осень» , создан­ном около двух с половиной тысяч лет назад. «Они полны желтого великолепия» так писал великий философ. В то время были известны растения только с золоти­стыми цветами.

Хризантема — золотой цветок. Так пе­реводится с греческого название этого рас­тения.

Второй родиной хризантем стала Япония, куда они попали в IV веке. Здесь им дали название «кику», что означает «солнце». С давних пор ежегодно в октяб­ре в Японии проводится любимый всеми «Праздник хризантем».

Этот цветок стал символом Японии. Он изображен на гербе страны, на монетах и высшей награде Япо­нии — «Ордене Хризантемы».

Нигде в ми­ре нет такого любовного, внимательного , даже почтительного отношения к этому цветку, как в Японии.

СЛАЙД 9. В старинном трактате «Слово о живо­писи из Сада с горчичное зерно» написа­но, что хризантемы «подобны одиноким Вершинам С их чувством собственного До­стоинства И покоем, они словно благород­ные люди с их Чувством долга. Такие рас­тения уникальны — они возвышаются над пошлостью и Воплощают сущность Осени». Недаром хризантемы — частый мотив в японский поэзии.

А теперь вернёмся к стихотворным строчкам (слайд10)

Видели всё на свете

Мои глаза — и вернулись

К вам, белые хризантемы.

— Теперь вы можете объяснить его смысл?

— Кто бы мог написать эти строки?

Высказывания детей

УБРАТЬ НАДПИСЬ (ЩЕЛЧОК)

— Да, очень интересно слушать ваши размышления о том, как появляются такие необычные стихи. А вот как об этом гово рит наш современник — поэт Такахама Кёси.

А сейчас послушаем Ассанову Вику, которая выступит в роли поэта

(Звучит лирическая мелодия)

Человек идет со службы домой.

Позади обычный трудовой день: мелькание знакомых и незнакомых лиц, встречи, прощания, рукопожатия, улыбки — и работа, работа, работа. Человек устал. Он идет медленно, глядя под ноги и не замечая вспышек рекламы, мчащихся мимо автомоби­лей, куда-то спешащих прохожих. Он оди­нок в этой толпе, ему грустно.

Но вот он поднимает голову и видит на сизом вечернем небе затуманенный лик луны. Растворяются в вечности повседневные волнения и заботы, уходит усталость.

В человеке пробуждается поэт. Сложенное им трех­стишие вместит и эту улицу, и этот город, и это небо, и луну, и его самого, одиноко­го странника в просторе Вселенной.

СЛАЙД 11. (ещё раз щёлкнуть)

В лунную ночь

Загорелась на небосклоне

Среди прочих моя звезда…

Волны лет уходящих,

Вздымаясь, катятся вдаль-

Ночное небо.

(УБРАТЬ НАДПИСЬ) – щелчок

— А теперь предоставим слово историку, который расскажет о событиях, происходивших более тысячи лет назад.

А теперь Плохова Кристина выступит в роли историка:

Истоки уникальной японской поэзии – в глубокой древности.

Уже в VIII веке была составлена первая в литературной истории страны поэтическая антология (то есть сборник стихов разных авторов). Первыми поэтами были придворные японского императора. Считалось похвальным умение по любому поводу и тут же, на месте, то есть экспромтом, создать стихотворение. В романах того времени герои изъясняются чаще стихами. Поводом для сложения стихотворения могла быть любая ситуация, любое раздумье, любое впечатление. Для этого была создана особая форма короткого стихотворения — Танка.

Уже тогда, в раннем средневековье, в японской поэзии появились законы, которые сохранились до сих пор. Так, для стихотворения важно, сколько в нем слогов и строк, но нет рифмы и определенного места для ударного слога. Танка — стихотворение из 5 строк и 31 слога (5 -7- 5-7—7 — так расположены обычно слоги по строчкам).

В первых поэтических сборниках уже обозначились основные особенности японского народа, e го отношения к миру, которые почти без изменений дошли до наших дней: искренность, умение уловить и пере­дать очарование повседневной жизни, умение понять тайный смысл предметов и яв­лений.

Были определены и темы стихотворений: времена года, любовь, разлука, стран­ствия, приветствия. Повторялись поэтические образы: например, цветы сливы упо­минались в стихах о весне, кукование ку­кушки — о лете, увлажненный рукав (свисающим концом широкого рукава которого утирали слезы) — когда речь шла о разлуке и т. д.

Я, полон грусти, расстаюсь с тобой,

Слезинки светлые дрожат на рукаве

Как яшма белая.

Я их возьму с собой.

Пусть это будет память о тебе.

Неизвестный автор

Щелчок. Убрать надпись, Фон остаётся

Слово учителя:

В XVII веке появился новый жанр Х Окку (или Хайку), но создателями его были не аристократы, а жители городов и селений: учителя, врачи, художники, писа­тели, даже ремесленники и самураи. По­всюду возникали кружки любителей хокку. (Слайд 14)

Эти стихи тоже нерифмованные, но они еще короче, чем танка: в них 3 строч­ки из 17 слогов

(5-7-5) и написаны они просто, безыскусно.

Авторы хокку не пытались нарисовать живописную картину, а подмечали что-то необычное в привычных предметах, явлениях окружающей жизни и с помощью двух-трех умелых штрихов давали читателю возможность ярко пред­ставить себе небольшой эпизод.

(Слайд 16, 17 )

Один из профессиональных авторов хокку — знаменитый Мацуо Басё (1614 -1694) признан классиком японской поэзии

Именно он определил основные пра­вила хокку: это лирическое стихотворение, построенное на выразительной детали, ча­ще всего посвященное природе. Здесь очень редко встречаются метафоры, образ­ные эпитеты. Автор стремится к тому, что­бы одна деталь мысленно вызывала у чи­тателя представление о всей картине. По­слушайте:

Над ручьем весь день

Ловит, ловит стрекоза

Собственную тень.

— О чём говорит нам такая деталь как Тень стрекозы?

Высказывания детей.

— Вы правы: она рождает пред­ставление о зеркальной глади воды, о яр­ком солнце, о жарком безветренном дне.

Хокку сложено о летнем дне, хотя этих слов в нём нет.

СЛАЙДЫ 19, 20, 21(о поэтах)

Я хочу вас познакомить с известными японскими поэтами XVIII — XIX вв.

Ёса Бусон (1716 – 1783),

Кобаяси Исса (1769-1827),

Масаока Сики (1867 – 1902)

УБРАТЬ НАДПИСЬ (щелчок)

Как вы уже поняли, совершенно незначимые на первый взгляд детали использовались не только при описании природы, но и тогда, когда речь шла о людях, их традициях, привычках, образе жизни, то есть о том, что изучает наука Этнография.

Поэтому предоставим слово Буниной Насте, которая выступит в роли этнографа.

СЛАЙД 22 (этнография),

ЩЕЛЧОК (ВЫЛЕТ КОЛЛАЖА)

Вы видите специфические изображения, стилизованные. У японцев очень трепетное отношение к своей культуре. До сих пор японки носят национальную одежд у(кимано). Дома строятся в национальном силе.

Выступление ученика в роли этнографа:

Как вишни расцвели!

Они с коня согнали

И князя-гордеца…

Хорошо ли вы знаете историю Япо­нии, чтобы понять смысл этого хокку? Видимо, вы уже поняли, что японцы очень трепетно относятся к природе, причём, не только женщины, но и мужчины.

Вы, конечно, знаете, что в Японии уже много столетий существует особый вид искусства — Икебана

В традици­онном японском жилище обязательно есть специальное углубление в стене — ниша, где на низкой подставочке стоит ваза с живыми цветами.

Для японцев икебана — это не просто составление букета, а часть духовной жизни народа, как бы модель мира. Каждая композиция — это символ живой природы, внесенной в дом. Не случайно любой букет должен состоять из растений разной высоты: высокие — это небо, сред­ние — человек, низкие — земля.

(Слайд 25) КОЛЛАЖ

Сухие ветки – символ вечности.

Откуда у японцев такое необыкновен­но любовное и бережное отношение к при­роде и преклонение перед ней? Когда-то предки современных жителей Японии ве­рили, что любой элемент природы имеет душу и является божеством. Именно с тех древних пор у японского народа сохрани­лись красивые традиции сообща любо­ваться наиболее поэтическими явлениями природы:

Зимой — только что выпавшим снегом,

Весной — цветением сакуры,

И октябре — ярким багрянцем осенних листьев и полной лу­ной.

Даже природный необ­работанный камень может стать предме­том любования. В японских парках специально оформляют «сад камней». Каждый камень имеет свое на­звание, например, «Закатное солнце».

Итак, вернёмся к стихотворению.

… Весна. Цветущая вишня.

Мимо нее проезжает знатный феодал, который, как положено, путешествует не один, а в сопровождении пышного кортежа. Вот те­перь мы можем представить, как кавалька­да останавливается, разодетый князь и дружинники в доспехах сходят с коней и все любуются розовым облаком цве­тущего деревца — в ту пору, когда писалось хокку, такая картина была привычна.

УБРАТЬ СТИХ, ОСТАЁТСЯ фон.

Слово учителя:

— О чём же помогает задуматься японская поэзия?

Высказывания детей.

— Человек – часть природы, их отношения должны быть гармоничными, стихи японских поэтов передают эту гармонию.

Красота должна быть в жизни каждого человека. Её надо учиться видеть, ей надо уметь радоваться. Можно только пожалеть людей, которые не воспринимают красоту окружающего мира. Эти слова имеют прямое отношение к теме нашего урока.

— Сейчас наступает важная часть нашего урока: каждый из вас прочитает понравившееся хокку и объяснит, как он его понимает.

Чтение и осмысление хокку

(Слайды 29-37, распечатки на партах)

Срезал пион –
И себе настроенье испортил
На целый вечер.

(Срезанному цветку осталось недолго жить, Грустно..)

Я поднялся на холм,
Полон грусти – и что же:
Там шиповник в цвету!
Бусон

(Грустное настроение – цветы подняли настроение. Радость)

С ветки на ветку
Тихо сбегают капли…
Дождик весенний!
Басё

(Грусть. Но дождик весенний, поэтому не всё безнадёжно…)

На руке у меня
Прохладный, зеленоватый
Огонёк светляка
Шики

(Светлячок – уголёк надежды, на который приятно смотреть – появляется надежда)

На голой ветке
Ворон сидит одиноко…
Осенний вечер!
Басё

(Печаль, грусть. Может это старый одинокий человек, т. к. осень – символизирует старость)

Лёд растаял в пруду,

И снова зажили дружно

Вода с водою.

(Весна. Пробуждение. Вода с водою – всё в мире взаимосвязано, гармонично…)

Жаворонок поёт

Звонким ударом по чаще

Вторит ему фазан.

(Звонкое пение жаворонка в воздухе… Фазан в роще подпевает ему. Прелесть.)

Опустели поля-

Только где-то вдали маячат

Хохолки журавлей…

(Осень. Улетают птицы. Грустно…)

Ночной снегопад

Окончился – как засверкали

Дома, деревья!

(Солнце, отблески, морозец, настроение повышается)

Распечатки на партах.

— Какое стихотворение понравилось больше.

А сейчас попробуем составить хокку.

(Слайд 38 — 39)

Игра « Третья строчка».

Придумать самим третью строчку стихотворения:

СТРЕКОЗА УВИДЕЛА В РУЧЬЕ –

НУ, ПРОСНИСЬ ЖЕ ПОСКОРЕЕ –

(давай с тобой дружить!)

ПЕРВЫЙ ЗИМНИЙ ДОЖДЬ.

ОБЕЗЬЯНКА И ТА НЕ ПРОТИВ

(соломенный плащик надеть…)

ДАЖЕ СЕРОЙ ВОРОНЕ

ЭТО УТРО К ЛИЦУ –

(ишь, как похорошела!)

Какой же можно сделать вывод из того, что вы сегодня узнали?

Высказывания детей

(Необычные стихи, Японцы любят окружающую природу, через совсем незатейливые детали, могут рассказать о многом…)

Вывод: японские поэты помогают нам почувствовать прекрасное, ничего не ускользает от их внимательного взгляда, они чутки к красоте, они нам говорят о том, что в природе всё прекрасно: и невзрачная травинка, и бабочка, и сверчок. Главное, чтобы в малом, простом, незаметном увидеть красоту.

Вдумаемся в такие замечательные слова:

Всматривайтесь в привычное – и вы увидите неожиданное,

Всматривайтесь в некрасивое – и вы увидите красивое,

Всматривайтесь в простое – и вы увидите сложное,

Всматривайтесь в малое – и вы увидите великое.

Заключительное слово учителя:

Вот мы и познакомились ещё с одной страницей в истории мировой литературы. Но точку в разговоре о прекрасном ставить рано. То, что интересовало людей тысячу лет назад, интересно и нам…

Мы говорим о поэзии, а значит, о жизни, любви, природе и красоте, т. е.

— Итак, японская поэзия будит чувства человека, даже самого обычного, до самых высот, это помогает ему увидеть прекрасное, настраивает человека на то, что он часть этой природы. Это ему помогает выйти из любой жизненной ситуации победителем. Я желаю, чтобы в любой ситуации вы думали о лучшем и стремились до самых высот – пусть это станет вашим жизненным девизом.

    Сейчас обучается 20 человек из 13 регионов

«Учись, играя: эффективное обучение иностранным языкам дошкольников»

Свидетельство и скидка на обучение
Каждому участнику

Эти слова имеют прямое отношение к теме нашего урока.

Infourok. ru

07.11.2018 18:24:55

2018-11-07 18:24:55

Источники:

Https://infourok. ru/material. html? mid=57489

Хокку — что это такое, история и особенности » /> » /> .keyword { color: red; } Японские стихи хокку о жизни на русском языке тайный смысл

Краткие пояснения слов, терминов и выражений, встречающихся в текстах на сайте В. Юделевича, посвященному жанру э-ута («картина-стихи»)

Краткие пояснения слов, терминов и выражений, встречающихся в текстах на сайте В. Юделевича, посвященному жанру э-ута («картина-стихи»)

Японская поэзия ярко представляет культуру Страны восходящего солнца, одновременно привлекая внимание и оставаясь загадочной и далекой. Хокку и хайку – традиционные формы стихосложения, чье совершенство оттачивается не первое столетие. Манеры и особенности поэтического направления передаются между поколениями, ценятся и четко соответствуют установленным правилам.

Трехстишия – жанр японской поэзии

Особенности японской поэзии

Прежде чем рассматривать примеры хокку, необходимо обратить внимание на особенности искусства Страны восходящего солнца. Лаконичность эта выражается по-разному. Она свойственна и японскому саду с его незаполненным пространством, и оригами, и произведениям живописи и поэзии. Главные принципы в искусстве Страны восходящего солнца – это естественность, недосказанность, а также минимализм.

В японском слова не рифмуются. Поэтому в данном языке не могла сложиться привычная для отечественного обывателя поэзия. Однако Страна восходящего солнца подарила миру не менее прекрасные произведения под названием хокку. В них сокрыта мудрость восточного народа, его непревзойденное умение познавать посредством природных явлений смысл бытия и сущность самого человека.

Хокку — поэтическое искусство Страны восходящего солнца

Бережное отношение японцев к своему прошлому, к наследию древности, а также строгое соблюдение правил и норм стихосложения превратило хокку в подлинный вид искусства. В Японии хокку является отдельным типом мастерства – например, как искусство каллиграфии. Свою подлинную емкость оно обрело в конце XVII века. На непревзойденную высоту сумел его поднять известный японский поэт Мацуо Басе.

Человек, который изображается в стихотворении, всегда находится на фоне природы. Хокку призвано передавать и показывать явления, но не называть их прямо. Эти коротенькие стихи иногда называют «картинами природы» в поэтическом искусстве. Неслучайно к хокку создавались и художественные полотна.

хокку примеры

Стихотворение из двух частей

Ещё одна важная особенность – сопоставление двух элементов. Традиционно в стихотворении две части отделяют «режущим словом», кирэдзи. Для этого используются такие слова, как я, кана, кэри, с которыми при переводе обходятся по-разному ввиду их расплывчатого значения. Самое известное хайку, написанное Мацуо Басё (1644-1694), включает слово я.

古池や蛙飛びこむ水の音Фуруикэ Я
/ кавадзу тобикому / мидзу-но ото

Старый пруд — Прыгает лягушка, Звук воды

В определённом смысле я представляет собой вербальную отметку, которая не переводится на другие языки, и в этом случае представлена тире, но разные переводчики могут использовать точку, многоточие, восклицательный знак, или же вовсе не переводить.

Вопрос о том, как лучше переводить кирэдзи, пожалуй, не имеет простого удовлетворительного ответа, но важно то, что оно чётко делит стихотворение на две картины, или сцены – тихий спокойный пруд контрастирует с движением и звуком, когда лягушка прыгает. Такое противопоставление играет важную роль в классических хайку. Ёса Бусон (1716-1784), например, написал хайку, в которой мы видим жёлтые цветы на фоне вечернего неба:

菜の花や月は東に日は西にНа-но хана я / цуки ва хигаси ни / хи ва ниси ни
Цветы сурепки — Луна на востоке, Солнце – на западе

Размер

Немало читателей задаются вопросом о том, как написать хокку. Примеры этих стихотворений показывают: хокку – это коротенькое произведение, которое состоит всего лишь из трех строк. При этом первая строка должна содержать в себе пять слогов, вторая – семь, третья – также пять. В течение столетий хокку были основной поэтической формой. Краткость, смысловая емкость и обязательное обращение к природе – вот основные характеристики данного жанра. В действительности, правил сложения хокку намного больше. Сложно поверить, но в Японии искусству составления таких миниатюр обучались десятилетиями. И к этим занятиям также добавлялись уроки живописи.

Японцы также понимают хокку как произведение, состоящее из трех фраз по 5, 7, 5 слогов. Различие в восприятии этих стихотворений разными народами заключается в том, что на других языках обычно они записываются в три строки. По-японски же они пишутся в одну строку. А раньше их можно было увидеть и написанными сверху вниз.

хокку примеры для детей

Формальные моменты: количество слогов, кирэдзи, киго

Количество слогов и строк

Вопрос о количестве слогов в хайку, написанном на русском и других языках, уже давно считается решённым. Русские слоги и звуковые единицы в японском – это разные вещи, можно лишь придерживаться общей схемы расположения слогов, помня про краткость и лаконичность. Пишите в три строки. Не превышайте формулу 5-7-5 больше чем в полтора раза, т. е. располагайте в каждой строчке не более 10 слогов. Старайтесь одну из строчек делать чуть длиннее остальных двух. Также допускается использование только строчных букв.

Сезонные слова

После длительных многолетних литературных дискуссий и попыток отойти от канона современные японские поэты всё же согласились признать обязательным наличие в хайку сезонных слов. По их мнению, киго необходимы – потому что они влекут за собой определённые ассоциации, значительно расширяющие смысловую и эмоциональную ёмкость стихотворения. К тому же традиция использования сезонных слов сформировалась гораздо раньше хайку – в поэзии танка – и составляет важную часть японской художественной культуры.

В русской литературной традиции такая привязка слов к определённым сезонам не выражена столь отчетливо. Но всё же рекомендуется включать в хайку слово или словосочетание, обозначающее состояние природы на момент, описываемый в хайку. Важны не сезонные слова сами по себе, а образы, которые они вызывают. Например «сажаем картошку» – поздняя весна, «бенгальские огни» – Новый год и т. д. При этом важно находить точные и лаконичные слова, переносящие читающего в то же самое ситуативное пространство действия хайку, что подразумевал автор.

Ты улыбнулась. С медленной льдины вдали Птица взлетает. Андрей Шляхов

Если же вы хотите написать о каком-то исключительном природном явлении, свойственном только вашей области, городу или деревне, то пишите хайбун (небольшая прозаическая зарисовка, увенчанная хайку), иначе вас поймут только живущие рядом с вами.

Режущее слово

Разделительное слово (кирэдзи) не имеет аналогов вне японского языка и заменяется знаками русской пунктуации – точка, тире, запятая, восклицательный и вопросительные знаки, двоеточие, многоточие – то есть интонационно, так как сами знаки могут быть опущены автором.

Двухчастность

Хайку должно читаться легко и естественно. Не пишите хайку в три разных предложения – трёхстишие будет выглядеть «рваным».

Также обычно не рекомендуется писать хайку одним законченным предложением. Делите хайку на две взаимосвязанные части, разделяя их знаками пунктуации и смысловой разбивкой и говоря в каждой из них о разном. Чем дальше будут разнесены части – при внутреннем тяготении друг к другу – тем сильнее будет пробегать ток от одного полюса стиха к другому. Например:

Бабье лето… над уличным проповедником смеются дети Владислав Васильев

Взору предстаёт живописная, чуть ироничная сценка, поданная без давления на восприятие читателя, даже с некоторой загадкой – две части стиха разнесены довольно сильно. Но присмотревшись, можно разглядеть связующие ниточки, которые заставляют звучать пространство между строк: тепло бабьего лета в первой строке и смех детей в третьей, бабье лето как последний островок сезонной жизни природы и – проповедник как посредник между людьми и «истиной». «Будьте как дети» – приходит на ум под смех детей… Кто же приходит к людям и возвещает о мире ином, о лучшей доле и т. п. в тот момент, когда мир этот еще столь хорош и чарующ в своём последнем перед осенними холодами всплеске тепла, цветенье трав, празднестве цвета ещё не облетевшей листвы…

Не пишите лишнего, но и не отсекайте нужное

В хайку – минимум слов. Поэтому каждое значит очень много. Создавая хайку, отбирают только самые необходимые, точные слова.

Взгляд на жену – и снова лепит кувшин гончар. Багджо

Если без какого-то слова можно обойтись в хайку, попробуйте без него обойтись. Избегайте повторов слов, однокоренных слов, смыслов – любого масленого масла – если это не является осознанной задумкой.

Планы на новый год заваленный бумагами стол планы на новый год С. М.Ли

Любое художественное произведение – это место встречи автора и читателя. Но для хайку это утверждение особенно актуально – ввиду малости его объёма. Понятное с полуслова человеку одной культурной традиции может быть не понятным человеку, живущему в другой стране, с другими обычаями и привычками. В хайку такое сотворчество возможно только если они оба – автор и читатель – находятся в едином смысловом и культурном поле.

Точно так же может оказаться игрой в пустые ворота описание опыта человека с другой, нежели читатель, «эмоциональной планеты». Поэтому если вы хотите написать хайку, которое смогут понять другие люди, прежде подумайте, как построить мост от образа, появившегося у вас в сознании, – к образу, который должен возникнуть у возможного читателя.

Стал я стар молодая картошка зелёный лук Боруко

Показывайте, а не рассказывайте!

Рисуйте картину, показывая самый минимум, но закладывайте в него толику смыслового пороха. Акцентируйте внимание на одной-двух взаимосвязанных деталях так, чтобы можно было, ухватившись за кончик нити, размотать весь клубок. Читатель сам должен задать внутри себя вопрос «Почему?» или «Зачем?» и сам же найти ответ.

Утренний сумрак. У дырок в заборе большие очереди Polay Первый летний дождик. Раскрываю и… складываю зонт. Феликс Тамми

Пишите о реальных, а не выдуманных событиях, используйте простые слова

Не надо говорить высокопарно, пафосно или использовать «словечки», понятные только вам. Показывайте всё таким, какое оно есть. Но соединяйте образы внутри хайку так, чтобы они могли задеть, тронуть читателя, заставить его задуматься. Представьте, что вы режиссёр кинокартины, и всё, что у вас есть – это три мгновенья и изображения, которые можно снять без спецэффектов; ещё у вас есть запахи, прикосновения, тепло, холод, боль – всё то, что можно воспринять органами чувств…

Ёлочный базар. сняв варежку ребёнок гладит иголки Светлана Бобкова

Ещё на заре формирования жанра творцы хайку называли его поэзией искреннего чувства и глубокой мысли. Для того чтобы хоть на секунду изменить читающего, чтобы соединить в трёх строках вечное и преходящее, природное и человеческое, высокое и обыденное – чтобы сказать многое через малое, показав при этом тесную взаимосвязь всего сущего, хайку должно уметь сгустить ощущение, воспоминание, чувство. Такая смысловая концентрированность и точность может быть достигнута несколькими путями.

Не разжёвывайте, а недоговаривайте

Важные принципы поэзии хайку – недосказанность, многозначность и послечувствование.

То один, то другой вздрогнет лист на яблоне Ореховая Соня

Автор хайку не называет чувство, а вызывает его, подводя читающего к развёртыванию своей цепочки ассоциаций. Эффект, вызываемый хайку, сравним (по мысли Алексея Андреева) с эффектом недостроенного моста: перебраться по нему на «противоположный берег» можно лишь достроив его в своём воображении. Откажитесь от слов «какая тоска», «мне так плохо», «любовь ушла» и т. д.

Маленький мальчик смотрит вслед поездам… закатное солнце Владислав Васильев потише радио лицом прижался к стеклу листок за окном Petrovich_dk случайная встреча – зовём своих детей именами друг друга Тайша и в самом большом доме нет места для сорванных кувшинок Константин Карабчеев

Используйте приём контраста и противопоставления – объектов, планов, явлений, ощущений…

С яростным треском Раскрываю полено Внутри тишина Андрей Шляхов капель по крышам переводят в летний вольер бегемотов Вячеслав Канин Застряли в пробке. Неспешно проплывает Белая тучка. Юрий Рунов Шум паровоза. Дрожат Слоники на комоде. Александр Врублевский Нет звёздам числа По дну бездны бредём Я и моя собака. Кицунэ

Сопоставляйте, сравнивайте – объекты, планы, явления, ощущения…

Это один из самых распространённых приёмов в хайку. Размещайте рядом родственные объекты и явления. Только забудьте про слова «как», «будто», «словно», «похож» – просто находите те точки времени и пространства, где совпадение случается само.

Залюбовался Огнём осенних листьев Бывалый пожарный SKYdancer туман над рекой. мальчишки с удочками клюют носами Шеба поздняя пасха пробует все куличи дождик на пляже Широки Мируками в сквере белят стволы деревьев… первые мини Олег Тэнгу полнолуние. на одну пуговицу застёгнут твой плащ Глеб Секретта замело все пути… сосед выходит во двор со своею дорожкой Тайша

Приём общей строки

Вторую строчку можно читать и с первой и с третьей. Этот приём создаёт объём стиха, но не стоит придумывать специально поворотную строку – только чтобы сделать «перевёртыш». Как и всякий приём, поворотная строка хороша там, где она уместна.

Полнолуние меж балконных прутьев кошачья морда Леонид Попов закрыт журнал на самом интересном месте перемена Лена Талаева ночь напролёт не шелохнувшись падает снег Алексей Грохотов

Каламбуры, использование омонимов, игра слов

В русском языке омонимии гораздо меньше, чем в японском, но её тоже можно использовать.

Вино октября под тёплым дождём побродить, настояться… Тэнгу Паром отходит Рвётся душа на ветру… Прощай и не плачь. О’Санчес ветер в грядках прихватил на живую нитку пару капустниц Алексей Грохотов раннее утро… прислушиваюсь ко второму дыханию Константин Микитюк темнеет в твоих глазах зажигаются первые огоньки Михаил Бару рождественский дождь сел в лужу снеговик Ореховая Соня

Аллюзии, литературные и культурно-исторические ассоциации

Сон или явь? Трепетанье зажатой в горсти бабочки… Ёса Бусон
«У Бусона это осязаемо достоверное ощущение зажатой в горсти бабочки, но эта конкретная бабочка может восприниматься шире – как человеческая жизнь вообще, а у более подготовленного читателя слова «сон» и «бабочка», поставленные рядом, неизбежно вызовут ассоциацию с известной притчей Чжуанцзы. Тому однажды приснилось, что он бабочка, и, проснувшись, он не мог понять – то ли он Чжуанцзы, которому приснилось, что он бабочка, то ли он бабочка, которой приснилось, что она Чжуанцзы. Таким образом, смысл стихотворения всё более и более расширяется – так брошенный в воду камень оставляет после себя расходящиеся в стороны круги на воде». (Т. Соколова-Делюсина. Японская поэзия. М., 1999).

В море о камни изрезала ноги: русалочья бухта. Наталия Хараг

То, что ноги были поранены не просто в какой-то там бухте, а именно в Русалочьей, сразу выводит конкретное событие за рамки опыта отдельного человека – вспоминается сказка Андерсена… «Русалочья» прочитывается как культурно-историческая реминисценция, то есть воспринимается как приём, широко распространённый в классической японской поэзии. Стих воспринимается естественно и легко – именно из-за изящной аллюзии.

Необычное в привычном

Старайтесь показывать необычное в привычной ситуации. У средневековых японских хайдзинов много трёхстиший, построенных на этом принципе, часто сопровождаемых восклицанием, например: «и вдруг – глициний цвет».

В раме небо меняют рекламный щит Дарья Баталина перед лекцией то, что сейчас напишет стирает с доски Светлана Бобкова на цыпочках подходит к кровати разбудить дитя Светлана Бобкова Густо замешан На жёлтых листьях Первый снеговик Нора перед парадом расстреливают облака Марина Хаген

Читайте также: Малыш-азиат с космически синими глазами очаровал тайцев. Дело не в линзах, и да, люди сходят с ума по нему

Стихотворения хокку: примеры для детей

Нередко школьники получают на дом задание выучить или составить хокку. Эти короткие стихотворения легко читать и быстро запомнить. Это демонстрирует следующий пример хокку (2 класс – слишком раннее время, чтобы проходить японскую поэзию, однако в случае необходимости школьники могут обратиться к данному трехстишию):

Солнце заходит, И паутинки тоже В сумраке тают…

Автор этого лаконичного стихотворения – Басе. Несмотря на емкость трехстишия, читатель должен подключить воображение и частично принять участие в творческой работе японского поэта. Следующее хокку также написано Басе. В нем поэт изображает беззаботную жизнь маленькой птички:

В лугах привольных Заливается песней жаворонок Без трудов и забот…

примеры хокку о природе

Многие читатели задаются вопросом о том, как написать хокку на русском. Примеры данных трехстиший показывают, что одной из основных особенностей данного жанра поэзии является соотнесение внутреннего состояния человека с временем года. Это правило также можно использовать в сочинении собственных хокку. В правилах классического стихосложения обязательным было употребление особого «сезонного» слова – киго. Оно представляет собой слово или фразу, которое указывает на время года, описываемое в стихотворении.

Например, слово «снег» будет указывать на зиму. Фраза «Луна в дымке» может указывать на наступление весны. Упоминание о сакуре (японской вишне) будет также указывать на весну. Слово кинге – «золотые рыбки» — будет свидетельствовать о том, что поэт изображает в своем стихотворении лето. Этот обычай использования киго пришел в жанр хокку из других форм. Однако эти слова также помогают поэту выбрать лаконичные слова, придают смыслу произведения еще большую глубину.

Следующий пример хокку расскажет о лете:

Солнце сияет. Птицы притихли в полдень. Лето настало.

пример хокку на русском

А прочитав следующее японское трехстишие, можно понять, что описываемым временем года является весна:

Вишня цветет. Дали окутал туман. Рассвет наступил.

Самураи и… поэзия

Как же это, друзья? Человек смотрит на вишни в цвету

А на поясе длинный меч! Мукаи Кёрай (1651 – 1704). Перевод В. Марковой

Самураям с детства прививали не только верность воинскому долгу и учили всем тонкостям военного ремесла, но также их учили и релаксации, ведь не может человек только тем и заниматься, что думать о смерти или убивать себе подобных! Нет, в них воспитывали ещё умение видеть прекрасное, ценить его, любоваться красотами природы и произведениями искусства, поэзией и музыкой. Причем любовь к искусству была точно также важна для самурая, как и военное мастерство, тем более, если воин самурай хотел стать в мирное время хорошим правителем. Из его дома, как правило, открывался красивый вид на природу, необычный сад, например, а если таковой отсутствовал, то садовнику особыми приемами следовало создать в нем иллюзию далекого пейзажа. Для этого маленькие деревья и большие камни располагали в особом порядке, сочетая с прудом или ручьем с небольшим водопадом. В свободное от ратных дел время самурай мог наслаждаться музыкой, например, слушать игру на биве (лютне), и также песни и стихи какого-нибудь бродячего музыканта, зашедшего к нему в усадьбу. Сам он при этом просто сидел на татами и попивал чай, наслаждаясь покоем и понимая, что нет ни прошлого, ни будущего, а только всего лишь одно единственное «сейчас». Нельзя было и не знать поэзии известных поэтов, хотя бы уже потому, что, совершая сэппуку, самурай был просто обязан оставить свои собственные предсмертные стихи. А если он этого сделать не мог, то значит… умирал некрасиво, а «некрасиво» – значит недостойно!

самураи и… поэзия

Вы думаете, что эти женщины играют в карты? Нет, они играют в… стихи! И эта игра остается любимой среди японцев до сих пор.

Поэтому неудивительно, что в рассказах о самураях, как и во многих других японских повествованиях, присутствуют стихи. Кстати, отличительной чертой буддийских сочинений, как, впрочем, и китайских трактатов тоже являются стихи, которые их авторы вставляли в их ключевые места. Ну, а поскольку японские авторы многое заимствовали из Китая, понятно, что именно у них они и позаимствовали этот старый риторический прием. Ну, а в результате и воин-самурай, и поэтическое творчество стали точно также практически друг от друга неотделимы.

Впрочем, нечто подобное наблюдалось и с рыцарями Западной Европы, да и витязями Руси. Там были в почете песни менестрелей, а многие рыцари слагали баллады в честь своих прекрасных дам, либо… посвящали свою музу Христу, особенно те из них, кто отправлялся в крестовые походы. При этом разница заключалась даже не в содержании (хотя в нем она также присутствовала), а в размере поэтических произведений.

Как и многие другие самураи Уэсугэ Кэсин был не только прекрасным полководцем, но и ничуть не менее хорошим поэтом. Цветная ксилография Утагава Куниёси.

В VII веке, а некоторые исследователи считают, что и еще раньше, японское стихосложение основывалось на длине строк в 5 и 7 слогов. Сначала их комбинацию использовали произвольным образом, но к IX веку правилом стал ритмический рисунок, выглядевший так: 5-7-5-7-7. Таким образом и появилась танка, или «короткая песня», сделавшаяся очень популярной. Но как только танка сделалась стандартом стихосложения, появились люди, предложившие «разбить» ее на два неравномерных полустишия — 5-7-5 и 7-7. В стихосложении участвовало два поэта, каждый из которых составлял свое полустишие сам, после чего они соединялись, причем при этом их порядок мог меняться: сначала 7-7, а потом уже 5-7-5. Такая форма получила название рэнга – или «соединенный стих». Затем эти два полустишия начали связывать друг с другом до пятидесяти раз, и таким образом даже появились целые поэмы, состоящие из ста частей, а участвовали в их написании до десятка поэтов.

Самый простой способ постичь рэнга (то есть как эти полустишия комбинировать) – это представить, что вы и ваш друг играете в… загадки, но только в стихах; вы произносите первую строку, он – вторую. То есть по сути это такая «игра в слова». Так, в «Хэйкэ моногатари» присутствует рассказ о Минамото-но Ёримаса (1104 – 1180) — самурае, убившем из лука некоего фантастического зверя, который на черном облаке спускался на самую крышу дворца императора и навевал ему кошмары. Император, естественно, отблагодарил Ёримаса и подарил ему меч. Этот меч, чтобы передать его Ёримаса, взял Левый министр (а был, понятно, еще и правый!) Фудзивара-но Ёринага (1120 – 1156) и направился к нему по лестнице. И тут вдруг прокуковала кукушка, предвещая таким образом начало лето. Министр, не задумываясь, прокомментировал это стихами (5-7-5): «Кукушка кричит над облаками». Но и Ёримаса не сплоховал. Он встал на колени и соответственно ему ответил (7-7): «И серп луны исчезает».

Интересно, что если бы это стихотворение написал один поэт, то оно бы называлось танка, и танка получилась бы просто замечательная. Но тоже самое стихотворение, но сложенное двумя разными людьми, превратилось в рэнга, при этом игра слов, конечно же, ее украшает. Ёринага вообще был мастером рэнга и очень наблюдательным человеком, о чем свидетельствуют многие его стихи.

Возникла забава на пирах составлять длинные рэнга, которая в XIV веке стала подлинной страстью для многих самураев. Соответственно правила стихосложения все усложнялись, но несмотря на это данная забава продолжала пользоваться большой популярностью, даже в эпоху «Сражающихся царств».

Хотя и поэзия танка продолжала пользоваться популярностью, а умение передать в ней традиции было так же очень важным. Так, в 1183 году, спасаясь бегством от армии клина Минамото, клан Тайра бежал из столицы на запад, захватив с собой юного императора Антоку (1178 – 1185). При этом один из командующих армией Тайра – Таданори (1144 – 1184) вернулся лишь затем, чтобы попрощаться со своим наставником, Фудзивара-но Сюндзэю (1114 – 1204), обучавшего его поэзии. «Хэйкэ моногатари» рассказывает, что, войдя к Сюндззя, он сказал: «Долгие годы вы, учитель, благосклонно вели меня по пути поэзии, и я всегда считал ее самым важным. Однако последние несколько лет в Киото волнения, страна разорвана на части, и вот беда коснулась и нашего дома. Поэтому, никоим образом не пренебрегая обучением, я не имел возможности все время приходить к вам. Его величество покинули столицу. Наш клан погибает. Я слышал, готовится собрание поэзии, и думал, что, если вы проявили бы снисходительность ко мне и включили в него одно мое стихотворение, это было бы величайшей честью всей моей жизни. Но вскоре мир обратился в хаос, и когда я узнал, что работа приостановлена, то очень огорчился. Когда страна успокоится, вам суждено продолжить составление императорского собрания. Если в том свитке, что я принес вам, вы найдете что-нибудь достойное и соблаговолите включить в собрание одно стихотворение, я возрадуюсь в своей могиле и оберегу вас в отдаленном будущем».

На его свитке было записано более 100 стихотворений. Он извлек его из-за нагрудника панциря и передал Сюндзэю. И тот действительно включил в антологию «Сэндзай сю», над которой он работал по повелению императора, одно единственное стихотворение Таданори, причем имени его не указав, ибо он, пусть уже и погибший, числился врагом императора. Так вот о чем оно было? О жизни и подвигах воина-самурая? О смятении чувств при виде того, как от его клана вдруг неожиданно отвернулась сама судьба? О страданиях людей в кровопролитной войне кланов? Совсем нет. Вот оно:

Сига, столица журчащих волн, опустела, но вишни в горах остаются прежними*.

Само же это стихотворение было всего лишь откликом на события 667 года, когда император Тэндзи (626 – 671) из города Сига перенес столицу в город Оцу, только и всего! В переводе с японского языка иносказаний Сига – это «дела давно минувших дней», но несмотря не краткость в нем заложен глубокий философский смысл: брошена столица, созданная трудом людей, но вечна природная красота. То есть, по мнению Сюндзэю, это было лучшим стихотворением Таданори, а ведь и все прочие тоже были написаны в рамках сюжетов и языка, считавшихся приличными придворной поэзии. То есть требовательность к образности, стилю и содержанию были у Сюндзэю исключительно велики!

На этой гравюре (Цукиока Ёситоси, 1886 г.) самурай в полном вооружении играет на биве.

Другое похожее стихотворение написал Хосокава Фудзитака. И оно очень злободневное, хотя и старо:

В мире, что и ныне неизменный с древних времен, листья-слова сохраняют семена в человеческом сердце**.

А написано это им было в 1600 году, когда замок его окружили превосходящие силы врага. Он послал это стихотворение к императорскому двору, причем написал все, что он знал о «тайном смысле» известной императорской антологии японских поэтов «Кокинсю». Составлена она была в начале X века и полна всяких недомолвок и намеков, смысл которых к тому времени люди стали уже забывать, и вот Фудзитака, хотя он и являлся воином, написал обо всех этих трактовках и разночтениях императору, то есть провел своего рода сложный и тщательный контент-анализ. Император Гоёдзэй (1571 – 1617), прославившийся своей ученостью, сильно опечалился, когда узнал, что такой знаток древних текстов должен погибнуть; более того, он решил спасти Фудзитака, и ему (хотя и не без труда) это удалось. Дело в том, что Фудзитака сначала отказывался сдаваться в плен, но император через своих посланцев сумел его убедить поступиться самурайской честью.

Заповеди секретов жизненного успеха, составленные Токугава Иэясу. Из коллекции храма Тосегу.

Но важно вот что: стихотворение, хотя оно и написано при совершенно чрезвычайных обстоятельствах, было лишено даже малейшего намека на военную тему. Невозможно и предположить, что его написал самурай, да еще и осажденный в собственном замке! То есть этот воин видел в поэзии нечто больше, чем средство излить в стихах свою душу, или просто рассказать всему миру про свои злоключения! Хотя, разумеется, как и во всяком обществе просто лихих рубак, пьяниц, и людей не слишком благородных и достойных среди самураев было гораздо больше, нежели талантливых поэтов, знатоков искусства и подлинных «мастеров меча».

Хорошими поэтами были и многие японские полководцы. Например, Уэсугэ Кэнсин после взятия замка Ното решил дать своим воинам немного отдохнуть. Он приказал раздать им сакэ, собрал командиров, после чего в разгар пира он сложил следующее стихотворение:

В лагере холодно, осенний воздух свеж. Чередой пролетают гуси, полночная светит луна. Горы Этиго, теперь вот взята Ното. Все равно: возвращаясь домой, люди помнят о походе***.

Затем он отобрал воинов с хорошим слухом и велел им спеть эти стихи! Более того, можно сказать даже так, что без стихов не обходилось ни одно сколько-нибудь значимое событие в истории японских самураев. Например, убийца объединителя Японии Ода Набунага сделал свое дело после соревнования в стихосложении, причем обнаружил свое тайное намерение именно в страхах, хотя в тот момент их тайного смысла не понял никто. Зато после пышных похорон, устроенных Ода Нобунага после его гибели, в его честь было опять-таки устроено состязание рэнга, в котором каждый из участников написал по следующей строчке:

Окрашенный в черное вечер покрывает росой мой рукав. Фудзитака Над полем скорбят и луна, и осенний ветер. Рёго-ин Когда возвращаюсь, в тени горько рыдают сверчки. Сёхо****

Ну, а потом японцы решили: зачем много слов, если «краткость сестра таланта»? Поэтому они сократили форму рэнга до одной только «начальной строфы», и вот так-то и родилась поэзия «хокку» (или хайку). В эпоху Эдо (XVII век) хокку представляли уже самостоятельную поэтическую форму, а сам термин «хайку» предложил использовать поэт и литературной критик Масаока Сики в конце XIX века, чтобы эти две формы можно было различать. Правда, это время пришлось уже на закат самурайства как социального института, но сами-то самураи ведь никуда не пропали и многие из них поневоле сделались поэтами, пытаясь прокормиться хотя бы продажей собственных стихов.

Великая битва. Утагава Ёсикадзу. Триптих 1855 г. Обратите внимание, какой поистине огромной палицей канабо сражается её центральный персонаж. Понятно, что таких воинов можно было прославлять и в живописи, и в стихах.

Но так ли уж сильно отличалась японская поэзия от поэзии европейской? И если самураи писали стихи, готовясь к самоубийству, а то и просто так, ради развлечения, то разве не занимались тем же самым и рыцари Западной Европы? Ведь там тоже были поэты и певцы, причем известно, что некоторые из них настолько мастерски владели искусством стихосложения, что разъезжали по замкам Европы и себе на жизнь зарабатывали тем, что в гостях у того или иного графа или барона читали свои стихи. А в итоге получали за это и кров, и звонкую монету, а то и признательность знатной госпожи, владелицы замка! Все это так, однако, сравнивая их поэзию, поневоле замечаешь, что, хотя любовь и в Европе, и в Японии воспевалась примерно одинаково (хотя японцы не были столь многословны, как европейцы!), о своих ратных делах самураи в стихах особенно-то не распространялись. Тогда как на Западе поэмы, в которых воспевались рыцарские доблести, были в большом почете. А вот какие, например, стихи слагал о рыцарских боях поэт Бертран де Борн:

Читайте также: Тату самурая — значение для мужчин, популярные места нанесения (на руке, предплечье, плече, спине), вдохновляющие эскизы и фото идеи

Мне пыл сражения милей Вина и всех земных плодов. Вот слышен клич: «Вперед! Смелей!» И ржание, и стук подков. Вот, кровью истекая, Зовут своих: «На помощь! К нам!» Боец и вождь в провалы ям Летят, траву хватая, С шипеньем кровь по головням Бежит, подобная ручьям… Бертран де Борн. Перевод В. Дынник

Не были для самураев характерны и стихи религиозного содержания во славу Будды, не говоря уж тем более во славу Христа. Или, например, такие, в которых живописались переживания рыцаря-крестоносца, готовящегося отправиться в Палестину отвоевывать Гроб Господень. Так что никто из японских поэтов-самураев выспренним слогом Будду не славил и не говорил, что «без него ему не мил белый свет». Подобного «душевного стриптиза» самураи просто не допускали! А вот европейские их собратья по мечу – да сколько угодно!

Смерть нанесла мне страшный вред, Отняв Христа. Без Господа не красен свет И жизнь пуста. Утратил радость я свою. Кругом – тщета. Сбылась бы разве что в раю Моя мечта. И я взыскую рая, Отчизну покидая. Пускаюсь я в дорогу. Христу спешу я на подмогу.

Гартман фон Ауэ. Перевод В. Микушевича —————————————————————————————————- О, рыцари, вставайте, настал деяний час! Щиты, стальные шлемы и латы есть у вас. Готов за веру биться ваш посвященный меч. Дай сил и мне, о боже, для новых славных сеч. Богатую добычу я, нищий, там возьму. Мне золото не нужно и земли ни к чему, Но, может быть, я буду, певец, наставник, воин, Небесного блаженства навеки удостоен.

Вальтер фон дер Фогельвейде. Перевод В. Левика

На этой цветной ксилографии Мигата Тосихидэ знаменитый полководец, Като Киёмаса изображен в умиротворяющей обстановке собственного дома.

А теперь посмотрите на образцы поэзии эпохи Эдо, эпохи мира (хотя они мало чем отличаются от тех, что были написаны, например, в период Сэнгоку!), и без преувеличения – расцвета японской культуры. Например, это стихи Мацуо Басё (1644 – 1694), признанного мастера рэнга и создателя жанра и эстетики поэзии хокку, родившегося, кстати сказать, в самурайской семье.

На голой ветке ворон сидит одиноко. Осенний вечер. ——————————————— Как стонет от ветра банан, Как падают капли в кадку, Я слышу всю ночь напролет.

Женщины пьют чай и играют в стихи. Художник Мицуно Тосиката (1866 – 1908).

Хаттори Рансэцу (1654 – 1707) – поэт школы Басё, о котором тот высоко отзывался, так же родился в семье сильно обедневшего самурая, в конце жизни стал монахом, но писал отличные стихи в жанре хокку.

Вот листок упал, Вот другой летит листок В вихре ледяном*.

Что тут можно еще добавить? Ничего!

**** Хироаки Сато. Самураи: История и легенды. Перевод Котенко Р. В. – СПБ.: Евразия, 2003.

Отступление от общепринятой нормы

Всегда находятся такие художники или поэты, которые стремятся нарушить общепринятые, классические правила. То же самое касается и написания хокку. Если стандарт написания этих трехстиший предполагает структуру 5-7-5, использование «режущих» и «сезонных» слов, то во все времена находились новаторы, которые в своем творчестве стремились игнорировать эти предписания. Есть мнение, что хокку, в которых нет сезонного слова, следует относить к группе сэнрю – юмористических трехстиший. Однако подобная категоризация не учитывает существования муки – хокку, в которых нет указания на сезон, и которые для раскрытия своего смысла в нем попросту не нуждается.

LiveInternetLiveInternet

Вопреки распространенному мнению хайку и хокку не синонимы. О чем и хочу написать подробнее, а заодно и о том, откуда есть пошла хайку. В принципе, многие читали что-то по этой теме, но где-то какие-то существенные мометны зачастую проскальзывали мимо сознания читателя, что порождало споры, борьбу самомнений и тп.

ПРЕДЫСТОРИЯ ХАЙКУ

Прародитель хайку как известно, танка — а конкретнее ее первое трехстишие. Меня удивило, когда я узнал, как рано началось это разделение танка на трех и двухстишия. Оказывается, уже великий поэт танка Сайгё принимал участие в нанизывании строф — а это ХII век.

Танка («короткая песня») — лирическое стихотворение, состоящее из 31 слога с чередованием пятисложных и семисложных метрических единиц (5–7–5–7–7). Поэтика танка, сложившаяся в эпоху раннего средневековья, получила наиболее законченное выражение в произведениях, вошедших в антологию «Кокин(вака)сю». Как жанр высокой поэзии танка продолжает жить и в современной литературе Японии.

Один поэт писал первые три строки, другой добавлял две строки, чтобы образовалась танка, но при этом и двустишье и трехстишье должны были читаться и как отдельные стихи. Затем первый поэт или третий писал следующее трехстишье которое бы с предыдущим двустишьем образовывало бы «обратную» танку — т. е. сначала читалось новое трехстишье и к нему добавлялись предыдущие две строки для полной танка. Далее новое двустишье и т. д. И уже тогда за отдельными строфами в коллективном труде поэтов закреплялись отдельные темы.

Известна история, когда к Сайге пришли его знакомые поэты и пожаловались, что никто не знал как продолжить цепочку строф после этой строфы, посвященной войне, известной поэтессы того времени Хеэ-но Цубоне:

Озарено поле сраженья Месяц — туго натянутый лук.

Тут сам Сайге написал новую строфу:

Сердце в себе умертвил. Подружилась рука с «ледяным клинком», Или он — единственный свет?

Чем не хайку? Почитайте теперь эту строфу, добавив за ней двустишье поэтессы. Вот и танка…

В течение нескольких последующих веков такое нанизывание строф становилось все популярнее и где-то к 16 веку стало любимым развлечением грамотного населения городов Японии. Но чем оно становилось популярнее, тем меньше в нем оставалось поэзии — написание ренга стало забавой, где ценились юмор, насмешки, различные словесные выкрутасы. Потому этот вид поэзии стал называться хайкай — т. е. юмористическая смесь.

Рэнга (ренга) (нанизанные строфы), жанр японской поэзии, был в моде в 15—16 вв. В создании Рэнга участвовало несколько поэтов (чаще трое), каждый по очереди сочинял по строфе в соответствии с образами только предыдущей строфы. Получалась цепь строф по форме танка, но длиннее, до 100 и 1000 строф. Классическая Рэнга чаще всего — пейзажная лирика; её сочинение, как и танка, подчинялось строгим правилам. Рядом с ней развивалась шуточная Рэнга (хайкай рэнга), свободная в выборе тем и образов.

В начале 17 века появляется и термин хайку (комичное стихотворение), потом, правда, забытый на пару сот лет. В это время уже пишутся и отдельные трехстишия — не в составе ренга. Устраиваются даже соревнования, кто больше напишет хайку за определенный промежуток времени — например, за сутки. Результаты были феноменальные, но о качестве таких стихов никто особенно не пекся.

Затем появился Басе возвеличивший «комические стишки» до уровня глубокой поэзии. И здесь начинают появляться отличия между хокку и остальными видами трехстиший.

Хокку — это начальный стих ренга, к которому применялись довольно строгие правила. Он обязательно должен был быть связян с сезоном — потому что ренга делились по сезонам. Он обязательно должен был быть «объективным», т. е. основанном на наблюдении природы и не должен был быть «личностным» — ибо это не была ренга Басе или Рансэцу — а коллективный труд поэтов. Усложняющие элементы — метафоры, аллюзии, сравнения, антропоморфизм здесь тоже не допускались. И т. д. Как раз все то, что специалисты по хайку на Западе считают незыблемыми правилами хайку. Отсюда и начинается путаница по поводу хайку и хокку.

При всем этом, хокку должна была нести мощный эстетический заряд — задавать тон всей цепочке нанизанных строф. Их писали заранее для всяких возможных сезонов. Хорошие хокку очень ценились, поскольку их трудно было написать — требовалось настоящее мастерство, а писать-то ренга хотелось так многим.

Тогда и появляются первые сборники хокку — специально для удовлетворения массового спроса на начальные строфы. Сборники внутренних трехстиший ренга просто не могли писаться заранее — они создавались только в ответ на предыдущую строфу в реальной ренге и поэтому сборников этих строф никогда не было, кроме как в самих ренга.

ХОККУ И ИНЫЕ ТРЕХСТИШИЯ

Но вот тут надо понять, что все великие мастера хайку принимали участие в создании ренга и писали не только хокку но и внутренние стихи ренга — которые невероятно расширяли возможности трехстиший — были трехстишия, которые поэт был обязан писать от первого лица, были стихи о человеческих делах, а не о природе, допускались и использовались и метафоры, и нтропоморфизация, необязательным становились во многих строфах киго и киредзи. Кроме того, хайку сочинялись и как дневниковые записи, и как подарок от поэта знакомому или другу, и как отклики на разные события.

Тут могли использоваться и хокку-подобные стихи но и простые строфы. И все это объединялось общим понятием поэзия хайкай — которую через пару веков Сики заменит на возрожденный им термин хайку. Уж никак не запишешь в хокку это трехстишие, написанное Басе при посещении выставки рисунков своего друга:

Художник ты так себе, но этот твой вьюнок — он, право, как живой!

НА ХАЙКУ НАДЕВАЮТ СМИРИТЕЛЬНУЮ РУБАШКУ

Поскольку первые западные исследователи имели дело только со сборниками хокку, они проигнорировали все остальные виды трехстиший и утвердили таким образом правила хокку как правила хайку. Отсюда и пошли те нелепые ограничения, налагаемые и по сей день на хайку многими авторитетами на Западе. Ведь там некоторые до сих пор считают Исса неуравновешенным бунтарем, чьи отклонения от «норм хайку» только подтверждают их правоту, как исключения подтверждают правила.

А Исса никаким бунтарем не был, он просто выходил по временам за рамки хокку но не за рамки поэзии хайкай — или хайку по-новой терминологии. Кстати, в его знаменитом «Улитка на склоне Фудзи» он, конечно, не смотрит на реальную улитку на склоне реальной Фудзи а на улитку на макете Фудзи — священной горы — установленном во многих японских храмах — это опять-таки не какое-то глубокомысленное сюрреалистическое стихотворение — а милая шутка великого мастера хайку. Впрочем, каждый волен видеть в стихе, что ему захочется, таковы правила игры в хайку.

Тихо, тихо ползи, Улитка, по склону Фудзи Вверх, до самых высот!

Знаменитое хайку «Улитка» дало название повести братьев Стругацких «Улитка на склоне».

:-)

ДОЛОЙ ХОККУ

В России мы в несравненно более выгодном положении чем на Западе — во всех наших сборниках хайку великих мастеров, присутствуют не только хокку, но и стихи из дневников, стихотворные подношения, трехстишия из ренга. Потому у нас никогда не создавались эти своды законов для хайку.

Единственное, что у нас путают это хайку и хокку — до сих пор на сайтах наших энтузиастов можно прочитать «Мои Хокку», где может не оказаться вообще ни одного стихотворения, которое имело бы право именоваться хокку (отсутствуют сезонные слова, нет киредзи, но есть метафора и тп). Я бы вообще отказался от термина хокку, как запутывающего мозги и оставил бы один термин — хайку. Хокку же пригодится только для написания ренга. А там все должно быть по правилам, если мы сами не придумаем новые!

Хокку без сезонного слова

Рассмотрим пример хокку, который можно отнести к данной группе:

Кошка гуляет По улице города, Окна открыты.

Здесь указание на то, в какое именно время года животное ушло из дома, неважно – читатель может наблюдать картину ухода кошки из дому, дорисовывая в своем воображении полную картину. Может быть, дома что-то произошло, что хозяева не обратили внимания на открытое окно, и кошка, проскользнув в него, отправилась на долгую прогулку. Может, хозяйка дома с беспокойством ожидает, когда вернется ее четвероногая любимица. В данном примере хокку для описания чувств не обязательно указание времени года.

хокку для 2 класса примеры

Всегда ли есть в японских трехстишиях скрытый смысл?

Рассматривая различные примеры хокку, можно увидеть всю простоту этих трехстиший. Во многих из них отсутствует скрытый смысл. Они описывают обычные явления природы, воспринимаемые поэтом. В следующем примере хокку на русском, автором которого является известный японский поэт Мацуо Басе, описывается картина природы:

На мертвой ветке Чернеет ворон. Осенний вечер.

Этим хокку отличаются от западной поэтической традиции. Во многих из них нет никакого скрытого смысла, они отражают собой истинные принципы дзэн-буддизма. На Западе принято всякую вещь наполнять скрытой символикой. В следующем примере хокку о природе, также написанным Басе, этого смысла не найти:

Иду по тропинке на гору. О! Как чудесно! Фиалка!

Указания на времена года

Другой важной особенностью хайку являются киго, «сезонные слова». В процитированном выше стихотворении Дэн Сутэдзё – это «снег», указывающий на зиму. В следующем хайку, которое создал Масаока Сики (1867-1902), хурма указывает на осень. Действие происходит возле знаменитого монастыря Хорюдзи в городе Нара, древней столице Японии:

柿食えば鐘が鳴るなり法隆寺Каки
Куэба / канэ га нару нари / Хо:рю:дзи

Хурму

Откусил – Зазвонил колокол Храма Хорюдзи

Обычай использовать в хайку маркеры времени года сложился при формировании жанра из других форм, но эти слова также помогают поэту с выбором слов и придают дополнительную глубину смыслу.

В сайдзики, словаре «сезонных слов», они разделены на пять частей – четыре для времён года и одна для Нового года. Кроме того, они классифицированы по разделам – животные, растения, человеческая деятельность в разные периоды года.

Примеры «сезонных слов»

Весна Хинамацури (праздник кукол), угуису (камышовка), хибари (жаворонок), умэ (цветы сливы), хана, или сакура (японская вишня)
Лето Нидзи (радуга), фу:рин (колокольчик, звенящий на ветру), юката (повседневная лёгкая одежда), кингё (золотые рыбки), химавари (подсолнух)
Осень Мэйгэцу (полнолуние перед осенним равноденствием), инэкари (жатва риса), самма (сайра), сика (олень), момидзи (осенняя листва)
Зима Симо (иней), цурара (сосулька), цуру (журавль), каки (устрицы), микан (мандарин)
Новый год Кадомацу (украшения из сосны), отосидама (новогодние денежные подарки детям), хацуюмэ (первый сон в году), хацумо:дэ (первое в году посещение святилища), моти (рисовые лепёшки)

Общее и частное в хокку

Известно, что японскому народу свойственен культ природы. В Стране восходящего солнца к окружающему миру относятся совершенно по-особому – для ее жителей природа представляет собой отдельный одухотворенный мир. В хокку проявляется мотив всеобщей связи вещей. Конкретные вещи, которые описываются в трехстишиях, всегда связаны с общим круговоротом, они становятся частью череды бесконечных изменений. Даже четыре времени года японские поэты подразделяют на менее длительные подсезоны.

Первая капля С неба упала на руку. Приблизилась осень.

как написать хокку примеры

Японские трехстишия хокку для школьников

Ракушиша Здесь жил поэт Мукаи Кёрай ( 向 井 去 来 ), один из десяти учеников Мацуо Басё и самый важный поэт, продолживший традиции Басё после его смерти. Басё посетил коттедж четыре раза в конце 17 века, последний раз всего за четыре месяца до своей смерти.

(яп. 俳句) — жанр традиционной японской лирической поэзии вака, известный с XIV века. В самостоятельный жанр эта поэзия, носившая тогда название
Хокку
, выделилась в XVI веке; современное название было предложено в XIX веке поэтом Масаока Сики. Поэт, пишущий хайку, называется
Хайдзин
(яп. 俳人). Одним из самых известных представителей жанра был и до сих пор остаётся Мацуо Басё. ВИКИПЕДИЯ

Японские трехстишия хокку для школьников

Японские трехстишия хокку Японская культура довольно часто причисляется к «закрытым» культурам. Не сразу, не с первого знакомства открываются европейцу своеобразие японской эстетики, непривычное очарование японских обычаев и красота памятников японского искусства. С одним из проявлений «загадочной японской души» – поэзией хокку – знакомит нас в своем материале лектор-методист Светлана Викторовна Самыкина, г. Самара.

Едва-едва я добрел, Измученный, до ночлега… И вдруг — глициний цветы! Басё Всего три строчки. Несколько слов. А воображение читателя уже нарисовало картину: усталый путник, который много дней был в пути. Он голоден, измучен, и вот, наконец, ночлег! Но наш герой не спешит войти, потому что вдруг, в одно мгновение, он забыл обо всех невзгодах на свете: он любуется цветами глициний. Хокку, или хайку. Как вам нравится. Родина — Япония. Дата рождения — Средние века. Открыв один раз сборник хокку, вы навсегда останетесь пленником японской поэзии. В чем же тайна этого необычного жанра? Из сердцевины пиона Медленно выползает пчела… О, с какой неохотой! Басё Вот так чутко японец относится к природе, трепетно наслаждается ее красотой, впитывает ее. Может быть, причину такого отношения надо искать в древней религии японского народа — синтоизме? Синто проповедует: будь благодарен природе. Она бывает безжалостной и суровой, но чаще — щедрой и ласковой. Именно синтоистская вера воспитала в японцах чуткость к природе, умение наслаждаться ее бесконечной переменчивостью. На смену синто пришел буддизм, подобно тому как на Руси христианство вытеснило язычество. Синто и буддизм — разительный контраст. С одной стороны — священное отношение к природе, почитание предков, с другой — сложная восточная философия. Парадоксально, но эти две религии мирно уживаются в Стране восходящего солнца. Современный японец будет любоваться цветущей сакурой, вишней, осенними кленами, полыхающими огнем. От людских голосов Пугливо вздрагивают по вечерам Красавицы вишни. Исса В Японии очень любят цветы, причем предпочитают простые, полевые с их робкой и неброской красотой. Около японских домиков часто сажают крошечный огородик или клумбу с цветами. Знаток этой страны, В. Овчинников, пишет, что надо увидеть Японские острова, чтобы понять, почему их жители считают природу мерилом красоты. Япония — страна зеленых гор и морских заливов, мозаичных рисовых полей, сумрачных вулканических озер, живописных сосен на скалах. Здесь можно увидеть необычное: бамбук, склоненный под тяжестью снега, — вот символ того, что в Японии соседствуют север и юг. Ритм своей жизни японцы подчиняют событиям в природе. Семейные торжества приурочиваются к цветению сакуры, к осеннему полнолунию. Весна на островах не совсем похожа на нашу, европейскую, с таянием снегов, ледоходами, разливами. Она начинается с буйной вспышки цветения. Розовые соцветия сакуры восхищают японцев не только своим множеством, но и недолговечностью. Лепестки настолько непрочно держатся в соцветиях, что при малейшем дуновении ветерка на землю струится розовый водопад. В такие дни все устремляются за город, в парки. Вслушайтесь, как лирический герой казнит себя за то, что сломал ветку цветущего деревца: Камнем бросьте в меня. Ветку цветущей сливы Я сейчас обломил. Кикаку Первый снег — тоже праздник. В Японии он выпадает не часто. Но когда он идет, в домах становится очень холодно, так как дома японцев — легкие беседки. И все же первый снег — праздник. Открываются окна и, сидя у маленьких жаровен, японец пьет сакэ, любуется снежными хлопьями, которые ложатся на лапы сосен, на кусты в саду. Первый снег. Я бы насыпал его на поднос, Все бы глядел да глядел. Кикаку Заполыхали осенней листвой клены — в Японии праздник любования багряной листвой кленов. О, кленовые листья. Крылья вы обжигаете Пролетающим птицам. Сико Все хокку — обращение. К кому? К листьям. Почему именно к кленовым листьям обращается поэт? Он любит их яркие краски: желтые, красные — обжигающие даже крылья птиц. Представим на миг, что поэтическое воззвание было бы обращено к листьям дуба. Тогда родился бы совершенно иной образ — образ стойкости, выносливости, ведь листья дубов до зимних морозов крепко держатся на веточках. В классическом трехстишии должно быть отражено какое-то время года. Вот Исса заговорил об осени: Крестьянин в поле. И дорогу мне указал Сорванной редькой. О скоротечности печального зимнего дня Исса скажет: Клюв свой раскрыв, Запеть не успел крапивник. Кончился день. А здесь вы, без сомнения, вспомните знойное лето: Дружно слетелись К спящему комары. Время обеда. Исса Задумайтесь, кого ждет обед. Конечно, комаров. Автор ироничен. Понаблюдаем, каково строение хокку. Каковы законы этого жанра? Его формула проста: 5 7 5. Что обозначают эти цифры? Мы можем предложить детям исследовать эту проблему, и они непременно обнаружат, что указанные выше цифры обозначают количество слогов в каждой строке. Если внимательно посмотреть сборник хокку, т
о мы заметим, что не все трехстишия имеют такое четкое построение (5 7 5). Почему? Дети сами ответят на этот вопрос. Дело в том, что мы читали японское хайку в переводе. Переводчик должен донести авторскую мысль и в тоже время сохранить строгую форму. Не всегда это удается, и в этом случае он жертвует формой. Средства художественной выразительности этот жанр выбирает крайне скупо: мало эпитетов, метафор. Нет рифмы, не соблюдается строгий ритм. Как же автору удается создать образ в немногих словах, скупыми средствами. Оказывается, поэт творит чудо: он будит фантазию самого читателя. Искусство хокку — это умение сказать многое в нескольких строчках. В каком-то смысле каждое трехстишие заканчивается многоточием. Прочитав стихотворение, представляешь себе картину, образ, ПЕРЕживаешь его, ПЕРЕосмысливаешь, додумываешь, творишь. Вот почему мы впервые работаем во втором классе с понятием «художественный образ» на материале японских трехстиший. Ива склонилась и спит. И кажется мне, соловей на ветке — Это ее душа. Басё Обсуждаем стихотворение. Вспомните, какой мы обычно видим иву? Это дерево с серебристо-зелеными листочками, склоненное у воды, у дороги. Все веточки ивы печально опущены вниз. Недаром в поэзии ива — символ печали, грусти, тоски. Вспомните стихотворение Л. Друскина «Там ива…» (см. учебник В. Свиридовой «Литературное чтение» 1 класс) или Басё: Все волнения, всю печаль Своего смятенного сердца Гибкой иве отдай. Печаль, тоска — это не твой путь, говорит нам поэт, отдай этот груз иве, ведь она вся — олицетворение грусти. Что вы можете сказать о соловье? Эта птичка невзрачная, серенькая, но как поет! Почему же соловей — это душа печальной ивы? По-видимому, мы узнали о мыслях, о мечтах, о надеждах деревца из песни соловья. Он и поведал нам о ее душе, загадочной и красивой. На ваш взгляд, соловей поет или молчит? На этот вопрос (как это часто бывает на уроке литературы) может быть несколько правильных ответов, ведь у каждого родился свой образ. Одни скажут, что соловей, конечно, поет, а иначе как бы мы узнали о душе ивы? Другие посчитают, что соловей молчит, ведь стоит ночь, и все в мире спит. Каждый читатель увидит свою картину, создаст свой образ. Японское искусство красноречиво на языке недомолвок. Недосказанность, или югэн, это один из его принципов. Красота — в глубине вещей. Сумей ее заметить, а для этого нужен тонкий вкус. Японцы не любят симметрии. Если ваза на столе будет стоять посередине, ее автоматически сдвинут на край стола. Почему? Симметрия как законченность, как завершенность, как повторение неинтересна. Так, например, посуда на японском столе (сервиз) будет обязательно с разным рисунком, разного цвета. Часто в финале хокку появляется многоточие. Это не случайность, а традиция, принцип японского искусства. Для жителя Страны восходящего солнца важна и близка мысль: мир вечно изменяется, поэтому и в искусстве не может быть завершенности, не может быть вершины — точки равновесия и покоя. У японцев есть даже крылатая фраза: «Пустые места на свитке исполнены большего смысла, чем начертала на нем кисть». Наивысшее проявление понятия «югэн» — философский сад. Это поэма из камня и песка. Американские туристы видят в нем «теннисный корт» — прямоугольник, засыпанный белым гравием, где в беспорядке разбросаны камни. О чем думает японец, всматриваясь в эти камни? В. Овчинников пишет, что словами философский смысл сада камней не передать, для японца это выражение мира в его бесконечной изменчивости. Но вернемся к литературе. На непревзойденную высоту поднял жанр великий японский поэт Мацуо Басё. Его стихи знает наизусть каждый японец. Басё родился в семье небогатого самурая в провинции Ига, которую называют колыбелью старой японской культуры. Это необыкновенно красивые места. Родные поэта были образованными людьми, и сам Басё уже в детстве начал писать стихи. Необычен его жизненный путь. Он принял постриг, но настоящим монахом не стал. Басё поселился в маленьком домике у города Эдо. Эта хижина воспета в его стихах. В ХИЖИНЕ, КРЫТОЙ ТРОСТНИКОМ Как стонет от ветра банан, Как падают капли в кадку, Я слышу всю ночь напролет. В 1682 году случилось несчастье — сгорела хижина Басё. И он начал многолетнее странствие по Японии. Росла его слава, появилось множество учеников по всей Японии. Басё был мудрым учителем, он не просто передавал секреты своего мастерства, он поощрял тех, кто искал свой путь. Истинный стиль хокку родился в спорах. Это были споры людей, воистину преданных своему делу. Бонте, Керай, Рансэцу, Сико — ученики знаменитого
мастера. Каждый из них обладал своим почерком, подчас весьма отличным от почерка учителя. Басё ходил по дорогам Японии, неся поэзию людям. В его стихах — крестьяне, рыбаки, сборщики чая, весь быт Японии с ее базарами, харчевнями на дорогах… Бросил на миг Обмолачивать рис крестьянин, Глядит на луну. Во время одного из своих путешествий Басё умер. Перед смертью он создал «Предсмертную песню»: В пути я занемог, И все бежит, кружит мой сон По выжженным лугам. Еще одно знаменитое имя — Кобаяси Исса. Часто его голос печален: Наша жизнь — росинка. Пусть лишь капелька росы Наша жизнь — и все же… Это стихотворение написано на смерть его маленькой дочки. Буддизм учит не переживать из-за ухода близких, ведь жизнь — росинка… Но прислушайтесь к голосу поэта, сколько неизбывного горя в этом «и все же…» Исса писал не только на высокие философские темы. Собственная жизнь, судьба отразилась в творчестве поэта. Исса родился в 1763 году в крестьянской семье. Отец мечтал о том, чтобы сын стал преуспевающим торговцем. Для этого он отправляет его учиться в город. Но Исса стал поэтом и, подобно собратьям по поэтическому цеху, ходил по селениям, зарабатывал на жизнь сочинением хайку. В 50 лет Исса женился. Любимая жена, 5 детей. Счастье было быстротечным. Исса теряет всех близких. Может быть, поэтому он грустит даже в солнечную пору цветения: Печальный мир! Даже когда расцветают вишни… Даже тогда… Верно, в прежней жизни Ты сестрой моей была, Грустная кукушка… Он женится еще два раза, и единственный ребенок, продолживший его род, родится уже после смерти поэта в 1827 году. Исса нашел свой путь в поэзии. Если Басе познавал мир, проникая в его сокровенные глубины, отыскивая связи между отдельными явлениями, то Исса в своих стихах стремился запечатлеть точно и полно окружающую его действительность и собственные ощущения. Снова весна. Приходит новая глупость Старой на смену. Прохладный ветер, Пригнувшись к земле, изловчился Достать и меня. Тсс… Хоть на миг Замолчите, сверчки луговые. Начинается дождь. Исса делает предметом поэзии все то, что старательно избегали упоминать в стихах его предшественники. Он соединяет низкое и высокое, утверждая, что каждая малость, каждая тварь в этом мире должна цениться наравне с человеком. Жемчужиной светлой Новый год засиял и для этой Маленькой вошки. Кровельщик. Зад ему обвевает Весенний ветер. Интерес к творчеству Иссы в Японии велик и сегодня. Жив и горячо любим сам жанр хокку. До сих пор в середине января устраивается традиционное поэтическое состязание. Десятки тысяч стихотворений на заданную тему поступают на этот конкурс. Такой чемпионат проводится ежегодно с четырнадцатого века. Наши соотечественники на интернетовских сайтах создают свои, русские хокку. Подчас это совершенно изумительные образы, например, осени: Новая осень Открыла сезон свой Токкатой дождя. И серых дождей Длинные пальцы соткут Долгую осень… И «русские» хокку заставляют читателя домысливать, строить образ, вслушиваться в многоточие. Подчас это озорные, ироничные строки. Когда российская сборная проиграла на чемпионате по футболу, в Интернете появилось такое хокку: Даже в футболе Надо чего-то уметь. Жалко, не знали… Встречаются и «дамские» хайку: Дальше некуда Укорачивать юбку: Кончились ноги. Забыла, кто я. Мы так давно не ругались. Напомни, милый. А вот более серьезные: Спрячу надежно Боль и обиды свои. Сверкну улыбкой. Не говори ничего. Просто будь рядом. Просто люби. Подчас «русские» хокку перекликаются с известными сюжетами, мотивами: Сарай не горит. Тихо конь спит в конюшне. Что бабе делать? Перекличку с Некрасовым вы, конечно же, уловили. Потеряла лицо Таня-тян, Плачет о мяче, укатившемся в пруд. Возьми себя в руки, дочь самурая. Энеке и Бэнеке лакомились суши. Чем бы дитя не тешилось, лишь бы Не пило сакэ. И всегда строки хокку — это путь к собственному творчеству читателя, то есть к лично твоему внутреннему решению темы, тебе предложенной. Стихотворение кончается, и вот тут начинается поэтическое постижение темы.

Данная статья является частью группы пособий из цикла «Тематическое планирование к учебникам В. Ю. Свиридовой и Н. А. Чураковой «Литературное чтение» 1-4 класс.»

Советы по написанию

Джеймс Хэкет, который был одним из самых влиятельных западных сочинителей хокку, считал: в данных трехстишиях передаются ощущения такими, «какие они есть». А именно это и свойственно поэзии Басе, в которой показана непосредственность текущего момента. Хэкет дает следующие советы, следуя которым, можно написать собственное хокку:

    Источником стихотворения должна быть сама жизнь. В них можно и нужно описывать ежедневные события, которые на первый взгляд кажутся обычными. При составлении хокку следует созерцать природу в непосредственной близости. Необходимо отождествлять самого себя с тем, что описывается в трехстишии. Размышлять всегда лучше в одиночестве. Лучше использовать простой язык. Желательно упомянуть время года. Хокку должны быть простыми, ясными.

Хэкет говорил также о том, что всякому, кто хочет создавать красивые хокку, следует помнить о словах Басе: «Хокку – это палец, который указывает на Луну». Если этот палец будет украшен кольцами, то внимание зрителей будет приковано к этим драгоценностям, а не к небесному светилу. Пальцу не нужны никакие украшения. Иными словами, различные рифмы, метафоры, сравнения и другие литературные приемы лишние в хокку.

Мацуо Басё

* * * В тесной хибарке моей Озарила все четыре угла Луна, заглянув в окно.

Недолгий отдых в гостеприимном доме

Здесь я в море брошу наконец Бурями истрепанную шляпу, Рваные сандалии мои.
* * *

Хокку — это начальный стих ренга, к которому применялись довольно строгие правила. Он обязательно должен был быть связян с сезоном — потому что ренга делились по сезонам. Он обязательно должен был быть «объективным», т. е. основанном на наблюдении природы и не должен был быть «личностным» — ибо это не была ренга Басе или Рансэцу — а коллективный труд поэтов. Усложняющие элементы — метафоры, аллюзии, сравнения, антропоморфизм здесь тоже не допускались. И т. д. Как раз все то, что специалисты по хайку на Западе считают незыблемыми правилами хайку. Отсюда и начинается путаница по поводу хайку и хокку.

Отступление от общепринятой нормы

Всегда находятся такие художники или поэты, которые стремятся нарушить общепринятые, классические правила. То же самое касается и написания хокку. Если стандарт написания этих трехстиший предполагает структуру 5-7-5, использование «режущих» и «сезонных» слов, то во все времена находились новаторы, которые в своем творчестве стремились игнорировать эти предписания. Есть мнение, что хокку, в которых нет сезонного слова, следует относить к группе сэнрю – юмористических трехстиший. Однако подобная категоризация не учитывает существования муки – хокку, в которых нет указания на сезон, и которые для раскрытия своего смысла в нем попросту не нуждается.

Вопреки распространенному мнению хайку и хокку не синонимы. О чем и хочу написать подробнее, а заодно и о том, откуда есть пошла хайку. В принципе, многие читали что-то по этой теме, но где-то какие-то существенные мометны зачастую проскальзывали мимо сознания читателя, что порождало споры, борьбу самомнений и тп.

ПРЕДЫСТОРИЯ ХАЙКУ

Прародитель хайку как известно, танка — а конкретнее ее первое трехстишие. Меня удивило, когда я узнал, как рано началось это разделение танка на трех и двухстишия. Оказывается, уже великий поэт танка Сайгё принимал участие в нанизывании строф — а это ХII век.

Танка («короткая песня») — лирическое стихотворение, состоящее из 31 слога с чередованием пятисложных и семисложных метрических единиц (5–7–5–7–7). Поэтика танка, сложившаяся в эпоху раннего средневековья, получила наиболее законченное выражение в произведениях, вошедших в антологию «Кокин(вака)сю». Как жанр высокой поэзии танка продолжает жить и в современной литературе Японии.

Один поэт писал первые три строки, другой добавлял две строки, чтобы образовалась танка, но при этом и двустишье и трехстишье должны были читаться и как отдельные стихи. Затем первый поэт или третий писал следующее трехстишье которое бы с предыдущим двустишьем образовывало бы «обратную» танку — т. е. сначала читалось новое трехстишье и к нему добавлялись предыдущие две строки для полной танка. Далее новое двустишье и т. д. И уже тогда за отдельными строфами в коллективном труде поэтов закреплялись отдельные темы.

Известна история, когда к Сайге пришли его знакомые поэты и пожаловались, что никто не знал как продолжить цепочку строф после этой строфы, посвященной войне, известной поэтессы того времени Хеэ-но Цубоне:

Озарено поле сраженья Месяц — туго натянутый лук.

Тут сам Сайге написал новую строфу:

Сердце в себе умертвил. Подружилась рука с «ледяным клинком», Или он — единственный свет?

Чем не хайку? Почитайте теперь эту строфу, добавив за ней двустишье поэтессы. Вот и танка…

В течение нескольких последующих веков такое нанизывание строф становилось все популярнее и где-то к 16 веку стало любимым развлечением грамотного населения городов Японии. Но чем оно становилось популярнее, тем меньше в нем оставалось поэзии — написание ренга стало забавой, где ценились юмор, насмешки, различные словесные выкрутасы. Потому этот вид поэзии стал называться хайкай — т. е. юмористическая смесь.

Рэнга (ренга) (нанизанные строфы), жанр японской поэзии, был в моде в 15—16 вв. В создании Рэнга участвовало несколько поэтов (чаще трое), каждый по очереди сочинял по строфе в соответствии с образами только предыдущей строфы. Получалась цепь строф по форме танка, но длиннее, до 100 и 1000 строф. Классическая Рэнга чаще всего — пейзажная лирика; её сочинение, как и танка, подчинялось строгим правилам. Рядом с ней развивалась шуточная Рэнга (хайкай рэнга), свободная в выборе тем и образов.

В начале 17 века появляется и термин хайку (комичное стихотворение), потом, правда, забытый на пару сот лет. В это время уже пишутся и отдельные трехстишия — не в составе ренга. Устраиваются даже соревнования, кто больше напишет хайку за определенный промежуток времени — например, за сутки. Результаты были феноменальные, но о качестве таких стихов никто особенно не пекся.

Затем появился Басе возвеличивший «комические стишки» до уровня глубокой поэзии. И здесь начинают появляться отличия между хокку и остальными видами трехстиший.

Хокку — это начальный стих ренга, к которому применялись довольно строгие правила. Он обязательно должен был быть связян с сезоном — потому что ренга делились по сезонам. Он обязательно должен был быть «объективным», т. е. основанном на наблюдении природы и не должен был быть «личностным» — ибо это не была ренга Басе или Рансэцу — а коллективный труд поэтов. Усложняющие элементы — метафоры, аллюзии, сравнения, антропоморфизм здесь тоже не допускались. И т. д. Как раз все то, что специалисты по хайку на Западе считают незыблемыми правилами хайку. Отсюда и начинается путаница по поводу хайку и хокку.

При всем этом, хокку должна была нести мощный эстетический заряд — задавать тон всей цепочке нанизанных строф. Их писали заранее для всяких возможных сезонов. Хорошие хокку очень ценились, поскольку их трудно было написать — требовалось настоящее мастерство, а писать-то ренга хотелось так многим.

Тогда и появляются первые сборники хокку — специально для удовлетворения массового спроса на начальные строфы. Сборники внутренних трехстиший ренга просто не могли писаться заранее — они создавались только в ответ на предыдущую строфу в реальной ренге и поэтому сборников этих строф никогда не было, кроме как в самих ренга.

ХОККУ И ИНЫЕ ТРЕХСТИШИЯ

Но вот тут надо понять, что все великие мастера хайку принимали участие в создании ренга и писали не только хокку но и внутренние стихи ренга — которые невероятно расширяли возможности трехстиший — были трехстишия, которые поэт был обязан писать от первого лица, были стихи о человеческих делах, а не о природе, допускались и использовались и метафоры, и нтропоморфизация, необязательным становились во многих строфах киго и киредзи. Кроме того, хайку сочинялись и как дневниковые записи, и как подарок от поэта знакомому или другу, и как отклики на разные события.

Тут могли использоваться и хокку-подобные стихи но и простые строфы. И все это объединялось общим понятием поэзия хайкай — которую через пару веков Сики заменит на возрожденный им термин хайку. Уж никак не запишешь в хокку это трехстишие, написанное Басе при посещении выставки рисунков своего друга:

Художник ты так себе, но этот твой вьюнок — он, право, как живой!

НА ХАЙКУ НАДЕВАЮТ СМИРИТЕЛЬНУЮ РУБАШКУ

Поскольку первые западные исследователи имели дело только со сборниками хокку, они проигнорировали все остальные виды трехстиший и утвердили таким образом правила хокку как правила хайку. Отсюда и пошли те нелепые ограничения, налагаемые и по сей день на хайку многими авторитетами на Западе. Ведь там некоторые до сих пор считают Исса неуравновешенным бунтарем, чьи отклонения от «норм хайку» только подтверждают их правоту, как исключения подтверждают правила.

А Исса никаким бунтарем не был, он просто выходил по временам за рамки хокку но не за рамки поэзии хайкай — или хайку по-новой терминологии. Кстати, в его знаменитом «Улитка на склоне Фудзи» он, конечно, не смотрит на реальную улитку на склоне реальной Фудзи а на улитку на макете Фудзи — священной горы — установленном во многих японских храмах — это опять-таки не какое-то глубокомысленное сюрреалистическое стихотворение — а милая шутка великого мастера хайку. Впрочем, каждый волен видеть в стихе, что ему захочется, таковы правила игры в хайку.

Тихо, тихо ползи, Улитка, по склону Фудзи Вверх, до самых высот!

Знаменитое хайку «Улитка» дало название повести братьев Стругацких «Улитка на склоне».

:-)

ДОЛОЙ ХОККУ

В России мы в несравненно более выгодном положении чем на Западе — во всех наших сборниках хайку великих мастеров, присутствуют не только хокку, но и стихи из дневников, стихотворные подношения, трехстишия из ренга. Потому у нас никогда не создавались эти своды законов для хайку.

Единственное, что у нас путают это хайку и хокку — до сих пор на сайтах наших энтузиастов можно прочитать «Мои Хокку», где может не оказаться вообще ни одного стихотворения, которое имело бы право именоваться хокку (отсутствуют сезонные слова, нет киредзи, но есть метафора и тп). Я бы вообще отказался от термина хокку, как запутывающего мозги и оставил бы один термин — хайку. Хокку же пригодится только для написания ренга. А там все должно быть по правилам, если мы сами не придумаем новые!

На этой гравюре (Цукиока Ёситоси, 1886 г.) самурай в полном вооружении играет на биве.

Перед смертью он создал Предсмертную песню В пути я занемог, И все бежит, кружит мой сон По выжженным лугам.

Mikeneko. ru

10.05.2018 23:29:08

2019-10-10 09:00:36

Источники:

Https://mikeneko. ru/raznoe/yaponskie-stihi. html

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *